Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
28.01.2023  
Политика

18.01.2023
Внимание России фокусируется на Туркменистане

Виктория Панфилова

В Ашхабаде ожидают правительственную и парламентскую делегации из Москвы

Развитие экономических связей РФ с Туркменистаном выглядит сегодня особенно логично, учитывая его транзитный потенциал и большие перспективы газового сотрудничества.

17 января в ходе телефонного разговора президент РФ Владимир Путин  обсудил с туркменским коллегой Сердаром Бердымухамедовым  вопросы энергетического сотрудничества. Собеседники высоко оценили уровень российско-туркменского стратегического партнерства. 19–20 января Туркменистан посетит глава российского правительства Михаил Мишустин. До конца января в Ашхабад прибудет парламентская делегация во главе со спикером нижней палаты Вячеславом Володиным.

Внимание Москвы перемещается в Туркменистан. 19–20 января Ашхабад посетит большая правительственная делегация во главе с премьер-министром Михаилом Мишустиным. Он проведет переговоры на высшем уровне и примет участие в бизнес-форуме. В повестке визита — совместное заседание деловых советов, где будут обсуждаться вопросы развития в сфере транспорта и логистики, образования, промышленности, цифровой повестки и иных направлений диалога компаний двух стран. Состоятся также бизнес-форум и открытие «Торгового дома России». Несмотря на экономическую повестку, особая роль придается русскому языку — 2023 год в Туркменистане объявлен Годом русского языка, а в Ашхабаде начнется строительство первого туркмено-российского университета и русского театра.

Руководитель Центра общественной дипломатии и анализа мировой политики, научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Воробьев сказал «НГ», что визит Михаила Мишустина в Ашхабад свидетельствует о дальнейшем укреплении связей между Россией и Туркменистаном. После начала спецоперации в Украине и масштабного введения западных санкций против РФ внешнеполитический и внешнеэкономический ландшафт для России существенно изменился. В нем стал преобладать вектор на восток и юг. Туркменистан является одной из тех стран, с которым развития экономических связей выглядит сегодня особенно логично. Во-первых, это транзитный потенциал страны: через Туркменистан проходит маршруты с севера в Иран и Афганистан. Большие перспективы имеет газовое сотрудничество. Москва заявляла о готовности подключиться к строительству трубопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (TAPI). Также обсуждаются планы по транзиту российского газа на рынки Южной Азии с использованием газотранспортной системы Туркменистана. Кроме того, Туркменистан может выступить в качестве рынка сбыта для российских товаров и местом приложения усилий российских компаний по ведению бизнеса, реализации ряда инфраструктурных проектов и т.д. Очевидно, что туркменские власти также считают развитие комплексного экономического сотрудничества с Москвой выгодным и прилагают для этого усилия со своей стороны.

Напомним, что в июне прошлого года в ходе визита президента Сердара Бердымухамедова в Москву была подписана декларация об углублении партнерства Туркменистана и России. В сентябре Владимир Путин заявил, что российская сторона намерена диверсифицировать сотрудничество с туркменской в экономике, чтобы развивать взаимодействие не только в энергетике, но и в других сферах, в частности в сельском хозяйстве, текстильной промышленности, наращивать и поставки несырьевой продукции на рынок Туркменистана, отметив при этом особую роль энергетики в отношениях двух стран.

«Наметившееся сближение Туркменистана с Россией — есть не что иное, как реализация концепции Владимира Путина ''по гарантиям суверенитета'' своих ближайших партнеров и соседей», — сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии Сердар Айтаков. Однако, несмотря на позитивную динамику, Ашхабад не торопится присоединиться к российским интеграционным проектам даже в качестве наблюдателя, указывая на свой нейтральный статус и равноудаленность от глобальных центров силы. Хотя на саммитах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) туркменская делегация стала частым гостем.

Впрочем, эксперты не исключают, что заинтересованность в РФ у Ашхабада вынужденная: финансовый кризис, снижение цен на энергоресурсы в 2019 году, а затем и пандемия (которой в стране не было) нанесли по туркменской экономике довольно ощутимый удар. Торговля газом с Китаем — основным покупателем — прибыли не приносит, поскольку Ашхабаду приходится возвращать китайские инфраструктурные кредиты. Поэтому предложение главы «Газпрома» Алексея Миллера «продолжить масштабные закупки туркменского газа на долговременной основе» пришлись как нельзя кстати.

Напомним, что «Газпром» в 2019 году возобновил импорт туркменского газа, подписав пятилетний контракт, правда со скромным годовым объемом в 5,5 млрд куб. м. Однако уже в 2021 году поставки газа в РФ увеличились в два раза. Эксперты считают, что решение импортировать туркменский газ было связано с интересами обеспечения безопасности и блокирования возможности усиления позиций третьих стран в регионе Центральной Азии. Россия рассматривала туркменский газ как инструмент — в обмен на внешнеэкономические и внешнеполитические уступки со стороны Туркменистана. Возобновляя закупки туркменского газа, Россия рассчитывала на лояльность туркменского руководства в вопросах безопасности, что предполагало тесную координацию деятельности спецслужб, правоохранительных органов и постоянный обмен информацией. Сегодня Россия заинтересована в поставках своего газа в Азию, а путь туда лежит через Туркменистан.

Кроме того, Россия также заинтересована в нивелировании газового потенциала Туркменистана на европейских рынках (в идеале — в проведении согласованной газовой политики) и, конечно, направлении транзитного потенциала Туркменистана в дружественный и уже союзнический Иран, а также в Афганистан, куда все эти годы Туркменистан строил логистические переходы, включая железнодорожные — два в Иран и два в Афганистан. Сердар Айтаков считает, что эти обстоятельства как нельзя лучше могут быть использованы в российской политике «поворота на Восток» с выходом через Туркменистан на Иран к Персидскому заливу и Индийскому океану. Другое дело — техническое состояние инфраструктуры. Ее надо будет довести до необходимого соответствия с ОАО «Российские железные дороги», ведь РЖД анонсировали начало широкомасштабного сотрудничества с Туркменистаном.

«Независимая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью