Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2022  
Политика

31.10.2022
«Великий Туран» может споткнуться о Туран настоящий

Сердар Айтаков

Туркменистан держит паузу на пути тюркской интеграции

Туркменистан в полной мере оценил, как Турция ловко старается подменять все тюркское турецким, и это уже успело не понравиться ни туркменским властям, ни туркменскому обществу.

Преддверие очередного саммита Организации тюркских государств (ОТГ), который состоится 11 ноября в Самарканде, по традиции ознаменовалось чередой подготовительных встреч, событий, «челночной» дипломатии и рядом программных заявлений. 17 октября в Стамбуле состоялось внеочередное заседание Совета министров иностранных дел ОТГ, Совещание мусульманских религиозных лидеров стран — членов ОТГ, заседание министров транспорта, первая встреча министров сельского хозяйства ОТГ и Тюркский агрофорум. Состоялся целый залп визитов президентов государств — членов ОТГ друг к другу: турецкий президент побывал с визитом в Азербайджане, президент Туркменистана — в Казахстане, президент Узбекистана — в Туркменистане, а также в Венгрии, президент Азербайджана — в Киргизии, а также еще более многочисленные визиты министров стран ОТГ, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган принял руководителя администрации президента Узбекистана. Напомним, Узбекистан принимает в этом году саммит глав государств — членов ОТГ. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу анонсировал создание Тюркского инвестиционного фонда ОТГ, а делегации стран — членов ОТГ на одном из совещаний заявили о формировании комиссии по созданию единого тюркского алфавита, первое заседание которой пройдет в этом году в Бишкеке.

Неугомонный Багдад Амреев, генеральный секретарь ОТГ, объехал все или почти все страны организации. Находясь с визитом в Стамбуле, Амреев заявил: «Саммит в Самарканде станет встречей на высшем уровне, которая завершит реализацию исторических решений, принятых на последнем саммите в Стамбуле», цитирует Амреева турецкое агентство Anadolu. Конечно, отдельного реверанса удостоился президент Турции, который, по словам Амреева, «смог объединить весь тюркский мир»: «Если четыре года назад в Организацию тюркских государств входило четыре государства, то сейчас их насчитывается семь. Сегодня впервые в истории тюркские страны действуют единым фронтом. Тюркский мир становится реальностью. Мы едины, мы сильнее, и это новая парадигма».

Но есть одно государство, которое стоит особняком и портит «тюркскую парадигму» г-на Амреева. Это Туркменистан. Он является наблюдателем в ОТГ (наряду с Венгрией), но единственным тюркским государством, которое долгое время игнорировало членство в Тюркском совете. Туркменистан вступил в него на VIII саммите, когда Тюркский совет был преобразован в Организацию тюркских государств в прошлом году. Во время визита генсека ОТГ в Ашхабад в сентябре этого года Амреев прилагал все усилия для того, чтобы Туркменистан дал публичное согласие на вступление в организацию, но туркменские власти ограничились лишь обещаниями усилить гуманитарное и экономическое сотрудничество в рамках ОТГ, обойдя вопрос полноценного членства. Не помогло и предварительное давление «тяжелой артиллерии» в лице вице-президента Турции Фуата Октайя, который побывал в Ашхабаде двумя месяцами ранее. «Мы хотели бы видеть братский Туркменистан, который вступает в ОТГ в качестве члена-наблюдателя, в качестве постоянного члена на следующей встрече, который состоится в Узбекистане», — заявил Октай во время визита. Не помогло, туркменские власти до сих пор хранят молчание по поводу членства. Но визит Октая был посвящен более практическим вещам. «При сотрудничестве Турции, Азербайджана и Туркменистана мы можем перекачивать туркменский газ в Анатолию, переправляя его по линии TANAP», — заявил он на заседании Межправительственной туркмено-турецкой комиссии по экономическому сотрудничеству, на которое он, собственно, и приехал во главе турецкой делегации. К слову сказать, и это предложение турецких властей по поставкам газа в Турцию туркменские власти встретили с холодком. Одно из туркменских интернет-изданий, используемое туркменскими властями для неофициального озвучивания официальной позиции, привело в связи с этим предложением вице-президента Турции интересный пассаж: «пытаться получить какие-то выгоды, пользуясь временными затруднениями друга, это просто неприлично», подразумевая в тексте под «другом» Российскую Федерацию, у которой начались проблемы с поставками газа в Европу в связи с событиями в Украине. Поступок туркменской власти, так завуалированно переданный туркменскими СМИ, был оценен по достоинству, «старший» президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов был награжден российским орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Его вручение состоится в ходе визита в Москву 2 ноября. А анонсированный Октаем визит президента Туркменистана до сих пор так и не состоялся, как и планируемый сразу за ним трехсторонний саммит Турция–Туркменистан–Азербайджан.

Как бы то ни было, Туркменистан для интересов Турции является во многом «ключевой» страной. Это связано как с чисто прикладным интересом — через Туркменистан лежит самый оптимальный маршрут в Центральную Азию из уже почти полностью освоенного Турцией Азербайджана, так и с интересом «сакральным». Считается, что историческая территория Туркменистана является прародиной ядра тюркских племен, откочевавших на запад и положивших начало формированию собственно турецкой нации и государства. Да и активно эксплуатируемый турецкими и протурецкими силами термин «Туран» применительно к пантюркскому единению географически находится на территории современного Туркменистана, хотя исторически ничего общего с турками, тюрками и новоизобретенной концепцией «Великого Турана» не имеет.

Возвращаясь к чисто прикладным целям турецкой политики в отношении Туркменистана, стоит отметить, что этот интерес имеет несколько контекстов. Первый и пока еще актуальный на этот момент — получение доступа к туркменскому газу. Позиционируя себя в качестве «газового хаба Европы», турецкие власти надеялись на подключение к его структуре поставок газа из Туркменистана.

Не менее важным контекстом турецких интересов являются и транспортные возможности по линии Баку–Туркменбаши (Красноводск), где был построен новый морской порт. Это самый короткий действующий маршрут в другие страны Центральной Азии и Афганистан. В отличие от северного маршрута по Каспийскому морю на Казахстан маршрут через Туркменистан является намного короче. Особенно это касается Афганистана, куда Туркменистан уже создал две точки входа по железной дороге — Серхедабат (Кушка) и Имамназар-Акина с перспективой выхода на Герат, Балх и Мазари-Шариф.

История взаимоотношений Туркменистана и Турции имеет крайне противоречивый характер. Всегда декларировалась приверженность «общеисторической общности» и прочим идеологемам, на деле же присутствие турецкого бизнеса, главного проводника турецких интересов в Туркменистане, сворачивалось до исторического минимума, как и деятельность разных институтов «мягкой силы» Турции в Туркменистане. Политика турецких властей также не отличалась последовательностью, ее можно охарактеризовать даже как хаотичную в отношении Туркменистана, турецкие власти не могли предложить туркменским ничего содержательного и экономически предметного, кроме как членство в Тюркском совете, от чего туркменские власти отказывались долгое время.

Имея очень непростой и неоднозначный багаж взаимоотношений — как с турецкими властями, так и шире — с турецким присутствием, власти Туркменистана крайне осторожно относятся к любым интеграционным предложениям вообще и особенно Турции. Именно Туркменистан в полной мере оценил, как Турция ловко старается подменять все тюркское турецким, что тонко отметил тюрколог Владимир Аватков, и это уже успело не понравиться ни туркменским властям, ни туркменскому обществу, которое не восприняло довольно нахрапистой попытки турецкой ассимиляции в 90-х и нулевых годах. Многим памятны погромные рейды турецких «волонтеров» по праздничным базарам Ашхабада против подготовки к празднованию 8 Марта, давно ставшего в Туркменистане народным праздником. И многое другое.

Багдад Амреев в интервью Anadolu отметил, что «…добиться сегодняшних успехов тюркского мира было непросто». Осталось только применить силу — обещаний перспектив, политической крыши, хитрости, денег — для включения в состав «Великого Турана» Туран настоящий.

«Независимая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью