Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
09.08.2022  
Политика

30.06.2022
Ашхабад — город хлебный

Андрей Колесников

Журналистам тут досталась даже пресс-конференция Владимира Путина, посвященная событиям на Украине

Ашхабад поражает своей тотальной белизной и отсутствием людей. Нас убеждали, что люди не ходят по улицам, например, из-за жары.

29 июня президент России Владимир Путин  прилетел в Ашхабад, на шестой Каспийский саммит, где его ждали четыре других президента — Туркмении, Азербайджана, Ирана и Казахстана. Но главным событием этого дня специальный корреспондент «Ъ» Андрей Колесников  считает пресс-конференцию российского президента перед отлетом в аэропорту. Впрочем, было уже слишком поздно.

+47 градусов Цельсия в Ашхабаде — это хуже, чем –47 в Якутске. Выражение «палящий ветер» имеет совершенно буквальное значение. То есть просто дунул ветерок с утра — а это уже огненный смерч заглянул, да нет, дохнул тебе прямо в лицо, опалил очи.

Кто кого надоумил провести шестой Каспийский саммит в конце июня в Ашхабаде? Эта светлая, как утренний луч солнца, мысль пришла в голову, надо полагать, экс-президенту Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедову, когда он еще был президентом, а Туркмении пришла очередь принимать Каспийский саммит. Причем шестой Каспийский саммит должен был состояться в 2021 году, но тогда Гурбангулы Бердымухамедов перенес его на год — в связи с эпидемией коронавируса, как сам и объяснил. И вот в газетах накануне саммита 2022 года стали писать, что его проведение совпало с 65-летием самого Гурбангулы Бердымухамедова. Да не совпало оно, а Гурбангулы Бердымухамедов назначил его на день своего 65-летия. И жара в этот день, как на самом Солнце — саммит все равно мог бы состояться в Ашхабаде только в один день — 29 июня.

Мы прилетели в Ашхабад накануне, вечером 28 июня. К утру следующего дня мы сдали уже четыре ПЦР-теста: до посадки в самолет, по приземлении, экспресс-тест и обычный, а утром — тоже обязательно…

Такое впечатление, что туркменские медики не верили ни нам, ни себе — и в чем-то хотели еще раз убедиться… Здесь, в стране, где, по словам Гурбангулы Бердымухамедова, не было ни одного случая коронавируса за всю мировую эпидемию (но были при этом налажены поставки лекарства от коронавируса; неосторожное такое «спасибо» России от него же). Подозрительное отношение к нам не вызвало, впрочем, никакого смущения.

Ашхабад поражает своей тотальной белизной (тут и цвет машины — только белый, изредка серебристый, и почти всегда марка белой машины — Toyota) и отсутствием людей.

Нас убеждали, что люди не ходят по улицам, например, из-за жары, но их можно встретить, например, в торговом центре — и не уточняли в каком. Впрочем, вряд ли для урожденных туркмен июньская жара — что-то такое же выдающееся, как и для нас. Видимо, люди решили не мешать саммиту и праздновать 65-летие отца нации (вернее, отца лидера нации) дома.

Владимир Путин интересно вышел из самолета в аэропорту Ашхабада. То есть президентов Азербайджана и Казахстана, к примеру, встречала и сопровождала масса людей, они оживленной толпой следовали к кортежу, а может, даже к кавалькаде автомашин.

Владимир Путин вышел один, и никто не пожал ему руку. Он снял пиджак и сел в свой Aurus. Встречавший его туркменский чиновник [вице-премьер, министр иностранных дел Рашид Мередов — прим. «Гундогара»] остался стоять поодаль. Очевидно, что он не отсидел свое на карантине, чтобы удостоиться чести пожать руку господину Путину.

Так, в гордом одиночестве президент России и уехал на встречу с именинником, где вручил ему две сабли, серебряного жокея на серебряном скакуне и шахматы, на которые даруемый (как и дарующий) особого внимания, мне кажется, не обратил, а зря: во всех отношениях дорогая вещь.

Господин Путин, конечно, должен был отдать должное Гурбангулы Бердымухамедову в этот день. То, что этого не сделали остальные — президенты Азербайджана, Ирана и Казахстана,— говорит только о том, что и они должны были это сделать.

Об условиях работы журналистов исчерпывающе рассказал корреспондент ТАСС из Ашхабада. Это тот случай, когда совсем нечего добавить, в том числе и мне.

«Международные отношения

Журналистов на саммите в Ашхабаде угостили местными лакомствами

АШХАБАД, 29 июня. /ТАСС/. Журналистам из России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркмении на проходящем в Ашхабаде саммите каспийской ''пятерки'' организовали специальный пресс-центр, где они могли наблюдать за событиями в разных локациях, а также попробовать местные угощения. В зале, где собрались представители всех пяти стран, была налажена прямая трансляция из аэропорта и с места проведения саммита. Так, представителям прессы удалось увидеть прилет лидеров в Ашхабад, приветственные рукопожатия, а также кадры с заседаний в узком и широком составе. Возле пресс-центра был организован фуршет, где гостей угощали национальными лакомствами, в том числе ''пишме'' — закуской из жареного дрожжевого теста. Также журналистам предложили местные конфеты, название и состав которых подписаны на обертке на нескольких языках».

Встретившись на заседании, президенты впятером сели за такой длинный стол, что любой стол в Кремле показался бы просто табуреткой.

Речи лидеров не были выдающимися. Президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов говорил так, словно над головой его висел топор и каждое слово могло стать последним: он как будто потерял интерес к жизни и полностью смирился с худшим.

Интересно, что всех лидеров объединяло Каспийской море, и вот о нем-то не было почти ничего сказано. Про коронавирус, про доверительную обстановку, в которой проходит встреча, про благодарность за организацию этой встречи…— но только к самому Каспийскому морю они не проявляли, казалось, особого интереса.

Голос переводчика президента Ирана на русском языке поразительно совпадал с голосом патриарха Кирилла. И особенно вот это: «Во имя Бога милостивого, милосердного! Наилучшие пожелания пророку Мухаммеду!..»

Я слышал этот голос — и становилось не по себе, ей-богу.

— Мы вечные соседи! — воскликнул президент Ирана Эбрахим Раиси (с учетом существующей и особенно развивающейся международной обстановки ничто нельзя считать вечным и даже постоянным, а следует просто быть начеку.— А.К.).

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев говорил о «перспективном коридоре ''Север—Юг'', который свяжет Казахстан-Туркменистан-Иран, являющийся кратчайшим маршрутом между странами Средней Азии и Персидского залива» с выходом на Турцию.

Кроме того, президент Казахстана поддержал предложения России по развитию морского транспорта, и казалось большим подарком, что он обратил внимание и на Россию тоже.

Прикаспийский продовольственный хаб — еще одно предложение президента Казахстана. Судя по тому, что рассказывал Касым-Жомарт Токаев, Казахстан уже начал строить его на своей территории.

Между тем Касым-Жомарт Токаев показался единственным человеком, которого действительно беспокоит судьба каспийского тюленя.

Владимир Путин продлил транспортный коридор «Север-Юг» от Санкт-Петербурга до Индии и наконец-то обратил внимание на то, что Каспийское море мелеет, а также «происходит резкое сокращение осетровых видов рыб».

Никто из пятерых участников саммита ни слова не сказал о событиях на Украине. Проблемы стран Каспийского моря не имели к ней, казалось, никакого отношения.

Впрочем, выяснилось, что после обеда, концерта и двусторонних встреч с президентами Ирана и Азербайджана (в этом списке не оказалось президента Казахстана; с одной стороны, недавно виделись. А с другой — разве в результате последней встречи, на пленарной сессии Петербургского международного экономического форума, не появились новые вопросы?) Владимир Путин подойдет к журналистам и ответит на вопросы именно про Украину: о взрыве в Кременчуге, о вхождении Финляндии и Швеции в НАТО и, может, если захочет, про обсуждение его торса на «семерке».

И вот это была большая неожиданность, в том числе для организаторов, считая и российских.

Встречу с господином Путиным устроили в аэропорту, в VIP-зале, где многочисленные телеэкраны в лакированных деревянных рамах транслируют речи нового президента Туркмении и концерты, на которых он является почетным гостем. Есть тут и книги. В основном пока на обложке Гурбангулы Бердымухамедов (обложку книги все-таки не заменишь так скоро, как видеоряд на телеэкране), но уже есть и брошюры с ликом Сердара Бердымухамедова.

Впрочем, когда номер подписывался в печать, ночная пресс-конференция (а в Ашхабаде было уже далеко за полночь) Владимира Путина еще даже не началась. Поэтому о ней — в следующей статье.

На здании аэропорта уже давно светилась надпись на русском: «Счастливого пути!» , словно подгоняя уже события ушедшего дня.

Но нет, Владимир Путин все не ехал…

«КоммерсантЪ»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью