Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.10.2021  
Политика

11.10.2021
Туркменистан пошел наблюдателем в Тюркский союз

Виктория Панфилова

Турция берет под контроль Центральную Азию и Средний Восток

Министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов ранее заявлял, что Туркменистан рассматривает возможность вступления в Тюркский союз, но на особых условиях и в особом статусе.

Государства Тюркского союза  приветствовали решение Туркменистана  вступить в организацию в качестве наблюдателя. Об этом говорится в письме президента Азербайджана  Ильхама Алиева  Гурбангулы Бердымухамедову. Ашхабад хранит молчание. Министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов  ранее заявлял, что Туркменистан рассматривает возможность вступления в Тюркский союз, но на особых условиях и в особом статусе. Движение Турции  на восток меняет геополитическую конфигурацию в Каспийском регионе.

Ильхам Алиев на правах нынешнего председателя Тюркского совета передал Гурбангулы Бердымухамедову обращение от имени остальных участников альянса и пригласил принять участие в саммите глав государств совета 12 ноября в Стамбуле.

Алиев также выразил уверенность, что «решение Туркменистана послужит еще большему укреплению единства и солидарности в тюркском мире и дальнейшему углублению сотрудничества тюркоязычных государств», сообщил государственный туркменский портал ORIENT news.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский отметил, что никакого особого статуса устав Тюркского союза не предусматривает. Более того, после переформатирования организации, которое состоится в ходе саммита 12 ноября, в Союз тюркских государств структура станет более жесткой, с конкретными обязательствами, и полноценное участие Туркменистана станет неизбежным. Президент Гурбангулы Бердымухамедов и глава МИДа Рашид Мередов понимают риски такого сближения. На весах, с одной стороны, протяженная граница с Афганистаном, и нужно купировать все риски, идущие с той стороны. Для этого необходима поддержка либо крупного игрока, либо союз вроде того, что выстраивает Турция, имеющая свои виды и амбиции в Афганистане. Плюс соблазнительные транзитные проекты, которые свяжут Европу и Китай через Турцию. При содействии Анкары могут решиться проблемы Транскаспийского газопровода в Европу, естественно, через территорию Турции.

С другой стороны, имеется негативный опыт турецкого присутствия в Туркменистане, когда турки контролировали целые министерства и ведомства постсоветской страны (см. «НГ» от 03.10.21). «Новый приход турок в Туркменистан — это неявная, постепенная, но гарантированная утрата государственного суверенитета. Явность станет делегированием этого суверенитета любой надгосударственной структуре вроде Союза тюркских государств. В этом случае нейтральный статус Туркменистана не будет играть никакой роли. Мы не знаем, чем все это закончится. Мы на ранних стадиях нового этапа большой игры, в которой Турция играет более активную роль в Центральной Азии, чем Запад», — считает Евгений Сатановский.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку, профессор Санкт-Петербургского университета Александр Князев сказал «НГ», что о смене конфигурации говорить преждевременно. «Пока я вижу только настойчивое, порой агрессивное, но только стремление президента Турции Эрдогана сменить эту конфигурацию. Тюркский союз создавался по инициативе Нурсултана Назарбаева как некий противовес влиянию России и Китая, но об этом часто забывают. В Нур-Султане во многом в таком качестве и видят этот союз, в котором участвуют. При этом в Казахстане всегда были четко расставлены красные флажки — по каким вопросам работать с турками, а по каким нет. Но исключать нельзя, что эти ограничители могут измениться», — отметил Князев. Эксперт считает, что Туркменистан своим неучастием в Тюркском союзе «разрывает геополитическое пространство». Поэтому для Анкары важно было «залатать эту дыру» и более уверенно распространять свое влияние на весь регион. «Хотя, например, вступление Узбекистана , которому Эрдоган обрадовался, может сыграть с ним нехорошую шутку — ни Казахстану, ни Узбекистану старший брат не нужен», — полагает Князев.

Аппетиты Турции не ограничиваются только странами Центральной Азии. Свое влияние она пытается распространить на Афганистан и Пакистан. «В пакистанской элите есть довольно сильная прослойка бывших эмигрантов из самой Турции еще начала XX века и тюркоязычных мигрантов из Средней Азии, которые занимают заметное положение в силовых структурах и госуправлении страны. Именно через них турки пытаются создать некий альянс и войти «на плечах» пакистанцев в Афганистан. Амбиции Турции слишком разрослись и включают Центральную Азию и Средний Восток», — сказал Князев.

Но, по его словам, Турция находится в сложном экономическом положении. Она сидит на китайских кредитах. Поэтому Эрдоган заинтересован в эффективности проекта «Один пояс — один путь» — это шанс для превращения Турции в хаб мирового значения. При реализации своего плана Анкара получит контроль над грандиозным маршрутом, в который будут вовлечены государства Центральной Азии, Азербайджан, Афганистан, Пакистан. Вся инфраструктура проекта «Пояса и пути» окажется под контролем не только Китая, но и Турции. Но, конечно, не стоит ожидать, что Пекин так просто уступит Анкаре.

«Объективно это все планы. В действительности в продвижении на восток у Турции в активе только Азербайджан. Любые действия по развитию мостов Баку–Туркменбаши, Баку–Актау наткнутся на противодействие России и Ирана, а именно они в первую очередь диктуют погоду на Каспии. И им вряд ли нравится то, что действия Баку и Анкары могут сломать конфигурацию сотрудничества на Каспии. Военные учения Азербайджана и Турции на Каспии, тесное военно-политическое взаимодействие Баку с Анкарой и Тель-Авивом ведут к слому всей архитектуры безопасности, которая многие годы выстраивалась пятью прикаспийскими странами. В целом сейчас нужны экстраординарные меры, которые бы вернули Азербайджан к исполнению обязательств в рамках каспийской пятерки», — отметил Князев.

«Независимая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью