Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
17.01.2017  
Политика

02.11.2016
Бердымухамедов приехал к Путину за деньгами и безопасностью

Виктория Панфилова

Ашхабад беспокоит ситуация на туркмено-афганской границе

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов по приглашению главы России Владимира Путина посетил Сочи. Эксперты полагают, что в Бочаров ручей его привели два вопроса: острый финансовый кризис и безопасность

Владимир Путин, открывая встречу, отметил лишь рост товарооборота. «Остальные нерешенные вопросы, — отметил президент РФ, обращаясь к туркменскому коллеге, — мы договорились с вами провести в узком составе с глазу на глаз». В свою очередь, Бердымухамедов поблагодарил Путина за приглашение и напомнил, что Россию и Туркменистан связывают вековые дружеские отношения и отметил, что Туркмения как нейтральная страна строит свою политику исходя из Устава ООН. При этом он подчеркнул, что Россия является стратегическим партнером Туркмении. Туркменский лидер пригласил Владимира Путина принять участие в глобальной Конференции по транспорту, которая пройдет в Туркменистане под эгидой ООН 26–27 ноября. По его словам, создание транспортного транзитного коридора с Россией имеет большой потенциал.

Последний раз туркменский лидер посещал Москву для двусторонних переговоров в декабре 2011 года. Как считают эксперты, нынешний визит, инициированный туркменской стороной, для Ашхабада представляет большой интерес. Бердымухамедов приехал к Путину решить газовый вопрос и проблему безопасности. «Именно в сфере энергетического сотрудничества накопились наиболее существенные противоречия», — сказал «НГ» научный сотрудник сектора Средней Азии Центра изучения проблем стран ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований Иван Ипполитов.

ОАО «Газпром», являвшийся крупнейшим покупателем туркменского газа, несколько лет подряд пытался добиться снижения цены на закупаемое топливо, объясняя это падением мировых цен, однако в Ашхабаде отказывались идти на уступки. В 2015 году «Газпром» подал иск на «Туркменгаз» в Международный арбитражный суд Стокгольма, требуя пересмотра цен по контракту, а в ответ был обвинен в неплатежах за уже поставленное топливо и назван неплатежеспособным. В январе 2016 года «Газпром» разорвал действующий контракт с «Туркменгазом». Но уже в сентябре зампред правления «Газпрома» Александр Медведев сообщил, что иск приостановлен и стороны будут путем переговоров искать пути решения спора. «Газпром» же закупать туркменское сырье не будет по крайней мере до 2018 года.

«Следует напомнить, что ввиду низкого уровня мировых цен на углеводороды ''Газпром'' не только не испытывает необходимости в туркменском газе, но и вынужден решать вопросы о сбыте газа российской добычи. По данным за 2015 год, газ из Туркмении обходился ''Газпрому'' в 240 долл. за 1 тыс. куб. м, в то время как среднеевропейская цена составляла 160 долл.», — напомнил Ипполитов.

Сегодня практически монопольным покупателем туркменского газа является Китай. Однако Пекин платит около 185 долл. за 1 тыс. куб. м, и из этих же платежей покрываются многомиллиардные китайские инвестиции в разработку туркменских месторождений, строительство газопроводов и пр. «Прекращение газового экспорта в Россию стало болезненным ударом по экономике Туркмении, ведь закупки даже 4 млрд куб. м в год давали Ашхабаду почти 1 млрд долл. Таким образом, разрыв газового сотрудничества с Россией стал одной из болезней туркменского бюджета. Многочисленные сообщения о повышении уровня безработицы в Туркмении, увольнениях госслужащих, отменах социальных льгот служат тому подтверждением», — сказал Ипполитов. По его мнению, вполне возможно, что стороны смогут прийти к компромиссу и экспорт газа в Россию в будущем возобновится.

«Бердымухамедов постарался решить этот газовый вопрос. Он интересен в том смысле, что расширяет возможность игры на углеводородном рынке региона. Да, мы понимаем, что Туркмения в газовом смысле сейчас превратилась в кладовую Китая. Но это не означает, что Россия должна уйти с этого поля и навсегда забыть о нем», — сказал «НГ» заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Андрей Грозин. По его словам, есть интересы долгосрочные, есть интересы сервисных компаний, есть интересы разнообразных посредников, есть еще региональный газовый рынок. Тот же туркменский газ может быть интересен «Газпрому», который стал оператором газовых сетей в Киргизии. «Газпром» также сохраняет интерес к таджикским газовым сетям. «С учетом того, как сложно складываются отношения на региональном газовом рынке, крупный оператор, который бы контролировал какую-то часть туркменского газа, может играть не только на региональном центральноазиатском рынке, но и в Афганистане, Пакистане и других расположенных вблизи странах. Это возможности для расширения потенциальной геоэнергетической игры, которая есть и всегда будет. Туркмены хотя и завышают свои запасы, но газ у них есть, и газа много. А это деньги, которые надо получить. Бердымухамедов что-то мог предложить Путину. Но об этом мы узнаем позже», — считает Грозин.

Второй, не менее важный вопрос — из сферы безопасности. Ситуация на туркменско-афганской границе сегодня, как отметил Андрей Грозин, «стабильно тяжелая, хотя таких обострений, которые были в 2014 году или нынешним летом, все-таки нет». В начале года министр иностранных дел РФ Сергей Лавров приезжал в Ашхабад обсуждать вопросы укрепления границы с Афганистаном. Однако туркменское руководство отказалось от помощи России, рассчитывая на поддержку США. «Тогда у Бердымухамедова были представления о том, что он может получить защиту в другом месте. Это же Восток — если хочешь козу, то проси верблюда. Все совершенно понятно», — сказал Грозин. Нынешняя ситуация совершенно другая, но это не значит, что Бердымухамедов позволит российским войскам выйти на границу. По словам эксперта, вводить войска не позволит туркменский нейтралитет. Имеется в виду не только нейтральный статус государства. Туркменам не нужно, чтобы на их территории стояли русские, китайские или американские солдаты. Ситуация пока не настолько сложная, чтобы полагаться на внешние силы. Остается расширение военно-технического партнерства. Причем туркмены могут рассчитывать получить льготные поставки вооружения в кредит, чтобы потом списать и забыть, как это было в советское время со странами Африки. Как произошло с Кубой. Как сейчас происходит с Киргизией и Таджикистаном.

Источник :: Независимая газета
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью