Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2019  
Экономика и бизнес

23.11.2019
Куда бы еще вырасти?

Ахал-Теке

Ашхабад не испытывает недостатка в фейковых позитивных новостях, но президенту нужно гораздо больше.

Каждый раз, когда персонал Международного валютного фонда завершает свой визит в Туркменистан, сценарий следующих событий неизменно повторяется.

Миссия выпускает скучное заявление, частично основанное на принятых на веру недостоверных правительственных данных, добавляя при этом сдержанное предупреждение. Государственные средства массовой информации и лояльная региональная пресса затем выбирают в заключении МВФ самые позитивные моменты, чтобы сообщить об экономических достижениях Туркменистана.

Визит, завершившийся 12 ноября, не стал исключением.

Что действительно является правдой в отчете МВФ, так это то, что экономическая повестка дня Ашхабада состоит из нескольких компонентов: инвестиции, импортозамещение, активное продвижение экспорта, льготное кредитование и строгий контроль национальной валюты.

В списке, впрочем, есть несколько моментов, вызывающих неодобрение МВФ. Миссия МВФ рекомендует, например, чтобы правительство отказалось от «дешевого целевого кредитования», что помогло бы «наиболее продуктивно использовать финансовые ресурсы» и создать «более эффективную финансовую систему на рыночных принципах». Проще говоря, это означает, что правительство должно прекратить кредитовать по мизерным ставкам приспешников режима, которые присваивают огромные суммы денег или тратят их на пустые имиджевые проекты.

Стратегия роста, основанная на инвестициях, это по определению правильно. Но когда МВФ утверждает, что «увеличение расходов на здравоохранение и образование… важно для воспитания талантов и создания возможностей для всех граждан», то предполагается, что туркменские власти должны уловить посыл: не нужно тратить миллиарды на необдуманные промышленные проекты (такие как, например, обреченный Гарлыкский завод по производству удобрений). Но, кажется, МВФ недостаточно прямолинейно выражается.

При всех своих завуалированных намеках на глубокие системные проблемы, МВФ оказывает Туркменистану медвежью услугу, принимая на веру и распространяя данные о якобы имевшем место экономическом росте, вместо того чтобы предупреждать Ашхабад о возможных последствиях. Так, МВФ сообщил об увеличении ВВП в этом году на 6,3%. В материале расположенной в Вене «Хроники Туркменистана» объясняется, что эти цифры роста являются чем-то вроде статистического аналога фокуса из трех карт, которого Ашхабад добился путем манипуляций с искусственным курсом туркменского маната.

Не наблюдается даже попытки тонкого лавирования. 15 ноября, на следующий день после публикации доклада МВФ, заместитель премьер-министра по вопросам экономики и финансов Гочмырат Мырадов сообщил правительству, что за первые 10 месяцев 2019 года ВВП вырос на 6,3%. Ощутимый скачок в сравнении с прошлым годом. Это, кстати, тот самый Мырадов, который за четыре дня до этого заседания кабмина получил жесткий выговор за «ненадлежащее исполнение служебных обязанностей» и «недостатки в работе».

Словом, Ашхабад не испытывает недостатка в фейковых позитивных новостях, но президенту Гурбангулы Бердымухамедову явно нужно больше.

На том же заседании правительства он выразил разочарование показателями нефтегазового сектора. Бердымухамедов посетовал на то, что внедрение передовых технологий идет слишком медленно и что существует чрезмерная «пассивность при поставке высококачественных нефтепродуктов… на международный рынок».

Это высказывание, судя по всему, как минимум отчасти касается работы газоперерабатывающего завода стоимостью 1,7 млрд долларов, который был торжественно открыт в июне. Это предприятие, построенное для Ашхабада японской компанией Kawasaki Heavy Industries и базирующейся в Анкаре компанией Renaissance Construction, считается объектом международного уровня, но неизвестно, задумывались ли Бердымухамедов или кто-либо из его советников о том, кто будет покупать выпускаемую продукцию.

Несмотря на уже имеющийся опыт реализации непродуманных инициатив, Бердымухамедов настаивал на том, что необходимо привлекать еще больше современных технологий и частично финансировать процесс за счет иностранных инвесторов.

Туркменистан сфокусирован на импортозамещении. Эта политика привела к буму производства поддельных копий всех видов потребительских товаров (как правило, продуктов питания). Однако, когда дело доходит до крупных проектов, иностранцы — в приоритете.

11 ноября государственное информационное агентство TDH сообщило, что близится к завершению строительство новой газовой электростанции в восточном Лебапском велаяте (области). Когда в 2015 году было подписано соглашение по данному проекту с японской корпорацией Sumitomo, его стоимость, как сообщалось, составляла 300 млн долларов. Правительство Туркменистана ожидает, что электростанция мощностью более 400 мегаватт, которая будет введена в эксплуатацию только в 2021 году, доведет общий годовой объем производства электроэнергии до 33 млрд киловатт-часов, что позволит стране экспортировать еще больше электроэнергии. Поскольку средства для этого проекта были предоставлены японскими банками, не совсем ясно, когда Туркменистан начнет получать более-менее заметные доходы.

Перенимая не самый удачный опыт Узбекистана, Туркменистан пытается побудить свое население перейти от использования наличных денег к платежным карточкам. Глава Высшей контрольной палаты Гадыргельды Мушшиков на этой неделе представил актуальную информацию о проекте по внедрению системы кэшбэка в местных банках. Как и везде, предполагается, что система будет стимулировать безналичные транзакции путем частичного возврата денег клиентам, которые расплачиваются с помощью банковских карт, и другими методами повышения лояльности. Сообщается также, что Мушшиков предварительно изучил возможность реализации этой инициативы в Туркменистане, где люди традиционно предпочитают живые деньги, а в идеале — иностранную валюту, но осталось неясным, имеет ли проект реальные шансы воплотиться в жизнь.

Еще одним нововведением в банковской сфере стала инициатива Rysgal Bank (единственного частного кредитного учреждения в Туркменистане) по внедрению онлайн-банкинга для бизнес-клиентов. Правда, есть оговорки. У системы будет две версии: «облегченный режим», в котором клиент может просматривать свою финансовую информацию, но не сможет осуществлять транзакции, и более функциональный «полный режим». При этом не сообщается, по какому принципу будут подключать клиентов к тому или иному режиму.

Ленты двух информационных агентств — ашхабадского Orient и бакинского Trend, — где всегда можно ознакомиться с позитивными новостями в сфере энергетики, на этой неделе были переполнены оптимистичными материалами о Транскаспийском газопроводе (TCGP). Это явный показатель того, что лоббисты TCGP соответствующих стран стараются сформировать положительный имидж проекта.

Trend выдал несколько оптимистичных интервью с зарубежными экспертами, в том числе с аналитиком Fitch Group Ричардом Тейлором, старшим научным сотрудником парижского Французского института международных и стратегических отношений Франсисом Перреном и старшим научным сотрудником Атлантического совета Ариэлем Коэном.

Orient, который больше полагается на собственный анализ, опубликовал сдержанную оценку высказываний российского аналитика в сфере энергетики Алексея Гривача, который на недавней конференции назвал «неудачной» ставку Европы на Центральную Азию как альтернативного поставщика природного газа. Гривач, как утверждает автор, не смог увидеть далеко идущие перспективы этой идеи.

«А что — всемирная история завтра заканчивается, и природный газ послезавтра уже никому не будет нужен, и конкуренция куда-то исчезнет, и Европа прекратить усилия по диверсификации своего газоснабжения?» — вопрошает автор статьи.

Ахал-Теке — еженедельная колонка на сайте Eurasianet.org, в которой собраны новости и аналитические материалы из Туркменистана.

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью