Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.11.2017  
Экономика и бизнес

17.03.2017
Куда девать туркменский газ

Сергей Мануков

Всего несколько лет назад Гурбангулы Бердымухамедов обещал экспортировать к 2030 году 180 млрд куб. м газа и засыпать страну газовыми долларами.

Надеждам Туркменистана справиться с сильнейшим за все время независимости экономическим кризисом благодаря дополнительным поставкам газа в Китай не суждено сбыться. На днях было принято окончательное решение не строить четвертую нитку газопровода, по которому в КНР должно было пойти дополнительное голубое топливо из Туркменистана.

Предполагалось, что по трубопроводу D в Поднебесную будет ежегодно поступать почти 30 млрд куб. м газа. Три уже существующие нитки газопровода (А, В, С) идут из Туркменистана в Китай через Узбекистан и Казахстан. Для включения в трафик всех центрально-азиатских государств в Пекине решили тянуть газопровод через Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. Однако уже в конце 2014 года стало ясно, пишет Oil Price, что в Кыргызстане и Таджикистане, которые не должны были забирать туркменский газ, возникнут проблемы с созданием совместных предприятий с китайскими фирмами для строительства и дальнейшей эксплуатации газопровода.

Дальше — больше. В конце 2016 года стало известно, что последняя встреча киргизских и китайских представителей по газопроводу D прошла в декабре 2015 года. В Поднебесной явно потеряли интерес к строительству нового газопровода, но формально закрыл проект не Пекин, а Узбекистан. Как сообщило 2 марта 2017 г. РИА Новости, China National Petroleum Corporation и Uzbekneftegaz отложили строительство газопровода D на неопределенное время.

Отмена в обозримом будущем проекта стала сильным ударом по Туркменистану, который сейчас переживает сильнейший за 25 лет экономический кризис. Он объясняется, главным образом, зависимостью от доходов от продаж газа, цены на который в последние три года резко снизились. Другие причины кризиса — отказ России в начале прошлого года от импорта туркменского газа и приостановка поставок газа из Туркменистана в Иран в начале этого года из-за разногласий по условиям контракта.

Единственным покупателем туркменского газа остался Китай. Действующие нитки газопровода работают еще не в полную силу. Пропускная способность газопроводов А и В составляет сейчас по 15 млрд куб. м газа, а С — 25 млрд куб. м. Общая пропускная способность трех газопроводов, по которым туркменский газ идет в Китай, составляет 55 млрд куб. м газа. Они проходят через Узбекистан и Казахстан, которые тоже являются газодобывающими странами. Оба государства поставляют в КНР по 10 млрд куб. м газа в год, но Астана уже заявила, что хотела бы продавать Пекину больше голубого топлива. Так что на долю Туркменистана остается лишь 35 млрд куб. м газа в год. В прошлом году, по оценкам специалистов, Ашхабад поставил Пекину порядка 30 млрд куб. м. В ближайшем будущем, если и произойдет увеличение поставок, то максимум на 5 млрд куб. м.

Китай платит Туркменистану за газ ок. 185 долларов за тысячу куб. м. Это значит, что увеличение поставок на 5 млрд куб. м принесет Ашхабаду менее 1 млрд долларов в год. Такие деньги, конечно, не решат всех проблем туркменской экономики.

Ситуацию осложняют и китайские кредиты на миллиарды долларов, которые Пекин выдал на развитие газовых месторождений и строительство газопроводов в КНР. Это значит, что деньги от продажи части поставляемого туркменского газа идут на возврат долга.

Положение Ашхабада резко ухудшил отказ России от покупки туркменского газа, спровоцированный высокими требованиями поставщика. «Газпром» заключил новые контракты с Казахстаном и Узбекистаном, по которым он платит этим странам за тысячу кубометров 140 долларов. Ашхабад же, со своей стороны, потребовал с российского газового гиганта 240 долларов за тысячу куб. м газа. Это значит, что сейчас Туркменистану угрожает еще и ценовая война с соседями.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов часто говорит о грандиозных газовых проектах, которые еще больше обогатят страну, например, о газопроводе, который свяжет Туркменистан с Афганистаном, Пакистаном и Индией (TAPI). Его пропускная способность составит 33 млрд куб. м газа в год. Ашхабад заявил, что уже начал строительство своей части газопровода. Пакистан начал строить свой участок в первых числах марта.

Между Пакистаном и Туркменистаном останется ок. 700 км афганского участка. По проекту газопровод ТАРI должен пройти по тем районам Афганистана, где идут жаркие бои между правительственными войсками и талибами.

Президент Бердымухамедов заявил, что в 2019 году по TAPI уже пойдет газ, однако в Исламабаде в январе 2017 г. его опровергли — газопровод будет сдан позднее планируемого срока как минимум на год.

Еще хуже дела с другим мегапроектом — Транскаспийским газопроводом, по которому 30 млрд куб. м туркменского газа в год должны были поступать в Европу. Сейчас о нем никто уже и не вспоминает.

Oil Price не исключает возможности и того, что Ашхабад потерял еще одного важного покупателя — Иран. Зима закончилась, Тегеран обошелся без туркменского газа. Иранские энергетики после прекращения его закупок провели большую работу по Туркменистана на других поставщиков. Скорее всего, следующую зиму ИРИ тоже проведет без туркменского газа.

Несложные расчеты показывают, что в результате Ашхабад остается с 35 млрд куб. м китайского газа в год, часть которого поставляется в счет оплаты кредитов. В перспективе на будущее десятилетие крупных газовых проектов не предвидится. Между тем, всего несколько лет назад Гурбангулы Бердымухамедов обещал экспортировать к 2030 году 180 млрд куб. м газа и засыпать страну газовыми долларами.

Источник :: Expert Online
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью