Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.07.2017  
Экономика и бизнес

31.01.2017
Где деньги?

Гундогар

Нет инвесторов, у Туркменистана нет денег, а у Бердымухаммедова нет всему этому внятного объяснения...

Как сообщалось накануне со ссылкой на осведомленные источники в правительстве Пакистана, предполагаемая дата завершения строительства и начала эксплуатации многострадального газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ) оценочной стоимостью 10 млрд долларов переносится с 2019 на 2020 год по причине задержки с решением вопроса о финансировании проекта, ответственность за которое лежит на госконцерне «Туркменгаз» как лидере международного консорциума и владельце 85 процентов его акций. Остальные 15 процентов акций, в соответствии с четырехсторонним соглашением, распределены поровну между газовыми компаниями Афганистана, Пакистана и Индии.

В настоящее время «Туркменгаз» за счет своих средств и силами Госконцерна «Туркменнефтегазстрой» ведет строительство туркменского участка ТАПИ протяженностью 214 километров от газового месторождения «Галкыныш», расположенного в Марыйском велаяте, до туркмено-афганской границы в районе провинции Герат и планирует завершить работы к концу 2018 года. Однако всех интересует, как проект будет реализовываться за пределами Туркменистана.

Торжественная церемония начала работ по строительству туркменского участка газопровода состоялась 13 декабря 2015 года при участии президентов Туркменистана — Курбанкули Бердымухаммедова и Афганистана — Ашрафа Гани, премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа и вице-президента Индии Мухаммада Хамида Ансари.

Выступая на этой церемонии, Бердымухаммедов заявил, что целиком газопровод ТАПИ будет построен и готов к эксплуатации в декабре 2019 года. И вот теперь стало известно, что президент Туркменистана запланировал нереальные сроки, и дата переносится (как минимум) на конец 2020 года. А причиной переноса является отсутствие финансирования, за обеспечение которого отвечает именно туркменская сторона. Изначально планировалось, что из 85 процентов акций «Туркменгаз» оставит себе 51, а остальные 34 процента реализует заинтересованным инвесторам. С тех пор прошел ровно год — нет инвесторов, у Туркменистана нет денег, а у Бердымухаммедова нет всему этому внятного объяснения.

А между тем, еще в июне прошлого года постановлением президента Туркменистана «Туркменгазу» было выделено 45 миллионов долларов государственных денег — кредит, предназначавшейся для выплаты первого транша инвестиционной доли в финансировании проекта ТАПИ. Занималось передачей денег Государственное агентство по управлению и использованию углеводородных ресурсов, которое, полтора месяца спустя, было ликвидировано. Кроме того, в конце прошлого года Исламский банк развития объявил о выделении Туркменистану кредита на 700 миллионов долларов США.

Успело ли Госагентство на излете своего существования перевести деньги, куда было положено? Куда делись 700 миллионов долларов от ИБР? Кто оплатит строительство газопровода за пределами Туркменистана? И почему всю эту неразбериху адекватно прокомментировали только пакистанцы — «денег нет, запуск газопровода откладывается»?

Вопросов много, ответов нет.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью