Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
24.11.2020  
Права человека

17.11.2020
Наказание без преступления

Turkmen.news

Как решение главврача и судебный произвол обернулись для туркменского доктора отлучением от профессии

С тех пор прошло три года. Доктор Хурсанай Исматуллаева по-прежнему остается безработной. Она — этническая узбечка, что также является негласным поводом для ее унижения и преследования.

Оговоримся сразу: мы в редакции turkmen.news далеко не сразу приняли решение предать огласке факты, изложенные в поступившем на наш адрес письме. Причина этого одна — не навредить автору. Известно немало примеров, когда в Туркменистане наказывают не того, на кого жалуются, а того, кто обращается с жалобой в госорганы страны или в правозащитные организации за рубежом. Дабы свести к минимуму риск наказания, мы приняли решение, помимо публичного обнародования фактов, сообщить об описанной ситуации Международной организации труда (МОТ), Международной конфедерации профсоюзов (МКП) и ряду правозащитных организаций.

26 июля 2017 года врач перинатального центра «Эне мяхри» города Гёкдепе Ахалского велаята Хурсанай Исматуллаева, вернувшись на работу после двухнедельной поездки на лечение в Санкт-Петербург в счет своего отпуска, с удивлением узнает, что с 12 июля она не числится в штате. Приказ об увольнении был подписан временно исполняющим обязанности главного врача учреждения Аннамуратом Хановым и датирован 24 июля. Причиной увольнения в документе указан прогул в период с 12 по 24 июля, а основанием — «собственная инициатива» руководителя («Meniň görkezmäm»).

Понятия «собственная инициатива» в Трудовом кодексе Туркменистана нет. Согласно закону, увольнение за прогул допускается только с согласия первичного профсоюзного комитета, но никакого заседания профкома не было — документ и подписи якобы участвовавших в нем членов были подделаны, о чем имеются письменные подтверждения.

Поначалу, изучив все обстоятельства незаконного увольнения, на сторону доктора Исматуллаевой встало Объединение профсоюзов Ахалского велаята. Оно предписало Ханову восстановить уволенную в должности и оплатить все дни вынужденного прогула. Но в дальнейшем, уже в суде, позиция профсоюза поменялась на 180 градусов, а суд, проходивший с многочисленными нарушениями, в итоге встал на защиту главврача. Уволенный врач Исматуллаева стала писать в прокуратуру, омбудсмену, в МНБ, но ни одна инстанция не нашла нарушений Трудового кодекса, а Верховный суд оставил жалобу истца без рассмотрения.

«Неудобный» доктор

Сделаем небольшое отступление и ближе познакомимся с Хурсанай Рахметовной. Выпускница Санкт-Петербургской медицинской педиатрической академии конца девяностых, она в 1999 году вернулась на родину и стала работать в роддоме Гёкдепе на аппарате УЗИ. В 2010 году вместо старого роддома был построен новый перинатальный центр, в котором Х.Р. Исматуллаева продолжала трудиться до середины 2017 года, то есть вплоть до незаконного увольнения.

Turkmen.news удалось найти двух бывших пациенток Хурсанай Рахметовны, которые отзываются о ней как о высокопрофессиональном специалисте и диагносте. Одна из женщин рассказала, что лет пять назад ей настоятельно рекомендовали операцию, хотя на самом первом приеме врач Исматуллаева Х.Р. заверила пациентку, что ничего серьезного, требующего оперативного вмешательства, у нее нет. Женщина с заключением врача-УЗИста отправилась к своему лечащему доктору, который опроверг заключение Исматуллаевой и вновь начал настаивать на проведении операции. Цена за оперативное вмешательство называлась немаленькая.

Пациентка, не испытывавшая на тот момент особых физических страданий, решила все же повременить с операцией и отправила снимки ультразвукового исследования хорошей знакомой, проживающей в Америке. По просьбе последней доктора трех американских клиник ознакомились с заключением Исматуллаевой и полностью согласились с ее выводами: операция не нужна, проблема решается медикаментозным лечением кишечника.

Вторая женщина тоже вспоминает Хурсанай Рахметовну с благодарностью. Врач, по словам бывшей пациентки, также уберегла ее от операции, на которой настаивали другие врачи перинатального центра.

Turkmen.news неоднократно поднимал тему родовспоможения в Туркменистане. Медицинские учреждения заинтересованы в проведении кесарева сечения, даже если все показатели состояния будущей матери и плода — за естественные роды. Тому есть сразу несколько причин. Во-первых, страх ответственности — вдруг что-то пойдет не так и придется отвечать, да еще и на статистике негативно отразится. Во-вторых, низкая квалификация и неопытность среднего медицинского персонала. А в-третьих, жажда личной наживы под прикрытием выполнения денежного плана по хозрасчету… В итоге в родильных отделениях и перинатальных центрах Туркменистана готовы «резать» буквально всех подряд.

Те наши публикации вызвали массу откликов читателей, которые приводили свои примеры из разных регионов страны. Из всех этих историй можно было сделать вывод, что родовспоможение давно превратились в Туркменистане в доходную статью бизнеса. Врачи, медсестры и даже санитарки, по свидетельствам бывших пациентов, и пальцем не пошевелят, если в кармане их халата не зашуршат денежные купюры, хотя закон Туркменистана «Об охране здоровья граждан» гласит: «Женщина в период беременности, во время родов и после родов до достижения ребёнком возраста трёх лет имеет право на бесплатную специализированную медицинскую помощь в государственных медицинских учреждениях».

Тем не менее, при поступлении в стационар с беременных берут расписку о якобы добровольном согласии на оплату медицинских услуг. При этом врачи всегда заинтересованы в проведении операции кесарево сечение, так как это не только стоит дороже, но и приносит незаконный доход каждому из участников операции — хирургу, анестезиологу, медсестре.

Именно против ненужных операций выступала Хурсанай Исматуллаева, что, конечно же, не нравилось ее руководству.

Свою заработную плату в сумме 1688 манатов (около $70 по нынешнему рыночному курсу) она практически никогда не получала в полном объеме, а всегда с удержанием до 1100, а то и до 950 манатов. Администрация объясняла это невыполнением плана по платным услугам. Позднее временно исполняющий обязанности главного врача и в характеристике уволенной сотрудницы написал, что она выполняла план по платным услугам на 65-70%, хотя пациентки шли к ней большим потоком. Еще до увольнения доктор пыталась оспорить урезание зарплаты в суде.

Не выполняла Исматуллаева и еще одно требование руководства — тратить на одну пациентку не более трех (!) минут и принимать за это время ответственное решение. Использовать времени больше, чем три минуты, администрация считала расточительством, которое мешает заработать как можно больше денег.

Хурсанай Исматуллаева была неудобным человеком и шла вразрез правилам ВрИО главврача Ханова еще и тем, что не могла участвовать в «чаре» — общественно-политических мероприятиях. И тому была веская причина — врач работала на полную ставку на хозрасчетных условиях, и её заработная плата зависела от нахождения на своем рабочем месте и приема пациентов. Позже, на судебном процессе по ее иску об удержании зарплаты ответчик в лице администратора так и заявит: идет против политики президента, не ходит на «чаре». Даже судей на заседании удивил этот ответ: «За что тогда руководитель платит зарплату подчиненной, если та не находится на своем рабочем месте?! Он требует выполнения плана, но в то же время отрывает ее от работы».

Хитрый план, робкий профсоюз и пристрастный суд

Но вернемся к событиям июля 2017 года. Хурсанай Рахметовне надо было поехать в Санкт-Петербург из-за проблем с собственным здоровьем. Женщина написала заявление на частичный отпуск сроком две недели и вручила его лично в руки главврача, что на судебном заседании подтвердил сам А. Ханов. При ней же главврач вывел на уголке заявления резолюцию: «Не возражаю!». Приказа об одобрении отпуска ей не показали, но заверили: он есть. К слову, врач так и не смогла добиться от работодателя вернуть ей это заявление, чтобы показать суду.

Сейчас задним умом Х. Исматуллаева понимает, что надо было во что бы то ни стало получить на руки копию приказа, чтобы подстраховаться от любого подвоха. А тогда, по возвращении на работу, она получила то, что никак не ожидала — увольнение за прогул за те самые две недели отсутствия.

Позже, на суде, ВрИО главврача Ханов скажет, что устно поставил в известность Исматуллаеву о том, что подписывать ее заявление не будет, пока она не принесет разрешение суда на выезд из страны по другой ранее поданной жалобе — о невыплате зарплаты в полном объеме. На это врач Исматуллаева ответила, что вынуждена ехать из-за осложнений после перенесенной операции, заявление на частичный отпуск подано за две недели, как того требует закон, а ее заявление в суд по зарплате никакого отношения к просьбе о частичном отпуске не имеет. Работодатель обязан подписать заявление об отпуске или вернуть в случае отказа, но главврач А. Ханов согласился о предоставлении отпуска и при ней подписал заявление.

Узнав о своем увольнении, Исматуллаева вспомнила, что на протяжении 20 лет платила профсоюзные взносы, и обратилась в объединение профсоюзов центрального профсоюзного комитета. Собрание прошло при участии юриста Сапара Бабаева и инспектора Аширгельды Чарыева.

Они сразу установили, что при увольнении был грубо нарушен закон.

Работодатель не подавал в первичный профсоюзный комитет ходатайство на увольнение. Кроме того, от Исматуллаевой никто не потребовал объяснительной по поводу прогула, что также предусмотрено Трудовым кодексом. В итоге, 9 августа 2017 года было подписано предписание руководству центра «Эне мяхри» восстановить врача Хурсанай Исматуллаеву на работе и оплатить все дни вынужденного прогула.

Однако, не тут-то было — ВрИО главврача Аннамурат Ханов официально отказался выполнять предписание, о чем письменно уведомил профсоюз. Находясь в подвешенном состоянии без работы и каких-либо перспектив, Х. Исматуллаева подала в районный суд Гёкдепе жалобу, рассмотрение которой состоялось 30 октября 2017 года. На заседании все участники: истец, представитель профсоюза и ответчик, — вновь подтвердили свои позиции по этому делу, однако суд отказал Исматуллаевой в удовлетворении ее жалобы, встав на сторону главврача А. Ханова.

Сам суд проходил с нарушениями. Например, в протоколе заседания указано, что так как истец является этнической узбечкой, ей был предоставлен переводчик и… по совместительству водитель этого же суда Довран Поллыев. По факту же никакого переводчика не было вообще, весь язык делопроизводства Х. Исматуллаева понимала через слово.

Помимо этого, так как средств на наем платного адвоката у истца не было, врач Х. Исматуллаева надеялась на государственного защитника, но и его ей не предоставили. Также суд отказал и в почерковедческой экспертизе — подписи членов профкома центра «Эне Мяхри» о согласии на увольнение были поддельными, что было установлено профсоюзом Ахалского велаята. Одна из якобы подписавших согласие врачей (имя редакции известно) заявила: «Подпись не моя». Судья не принял это во внимание. Наконец, суд проигнорировал и то, что акт о согласии на увольнение был подписан 24 июля, хотя фактически заседание профкома Центра «Эне Мяхри» проходило 26 числа. Более того, в протоколе собрания говорится, что на нем участвовала и сама Хурсанай Исматуллаева, однако это снова обман. В этот день врач находилась в Центре криминалистической экспертизы МВД, о чем имеется справка, подписанная начальником центра полковником Б. Оразмурадовым.

Все эти нарушения врач Исматуллаева подробно описала в нескольких жалобах на имя омбудсмена Яздурсун Гурбанназаровой (копии имеются в распоряжении turkmen.news). Однако чиновница «отфутболивала» врача то в одно ведомство, то в другое, а в последний раз вообще оставила жалобу без рассмотрения.

На удивление, со временем руководство профсоюза повело себя не просто пассивно, а пошло на попятную, отказавшись от своего же предписания на другом судебном заседании, инициированном Х. Исматуллаевой по бездействию профсоюза Ахалской области. Те самые юрист Бабаев и инспектор Аширов, выявившие грубые нарушения при увольнении доктора Исматуллаевой, предпочли капитулировать, забыв о том, что их миссия — защищать работника, исправно платившего на протяжении многих лет членские взносы.

Преступление без наказания

С тех пор прошло три года. Доктор Хурсанай Исматуллаева по-прежнему остается безработной. Не менее пяти раз ее через биржу труда принимали в разные медицинские учреждения, в том числе и частные, но на следующий день с извинениями увольняли. Ее до сих пор разыскивают пациентки из разных регионов страны, наслышанные о ее профессионализме и порядочности, и даже коллеги стремятся попасть на обследование именно к ней. Они знают, что диагноз доктора Исматуллаевой не будет ошибочным, а значит не приведет к риску для жизни.

Еще не забылась смерть заместителя главного врача по лечебной части Гёкдепинского центра «Эне мяхри» Бахар Бекнепесовой. Об этом случае turkmen.news рассказали очевидцы — бывшие работники медцентра, уволившиеся в разные годы. Во время капельницы с препаратом «Гордокс» у 50-летней женщины развилась аллергическая реакция. Очевидно, назначивший процедуру врач не ввел предварительно пробную дозу лекарства, в инструкции которого есть предупреждение о высоком риске аллергических/анафилактических реакций.

А когда аллергия проявилась, заведующая родильным отделением Акы Оразова, проводившая процедуру, испугалась, растерялась и вместо хлорида кальция, оказывающего противоаллергическое действие, ввела коллеге хлорид калия, чье воздействие на организм прямо противоположно и приводит к снижению артериального давления, аритмии, блокаде и остановке сердца.

Именно это и произошло с врачом Бахар Атаевной.

После многократного применения электрошокера сердце пациентки удалось запустить, но руководство центра, идя на поводу своих амбиций, предпочло скрыть истинное состояние заместителя главврача. Вместо того чтобы перевезти больную в специализированную клинику, ее оставляют умирать, что и случилось на пятые сутки. В истории болезни же причиной смерти пишут… инфаркт. Под этим диагнозом путем уговоров подписался и приглашенный консультант, которого вызывали к еще живой пациентке, при этом никаких признаков инфаркта у Бекнепесовой не было. Если бы женщину перевели в специализированное учреждение, она была бы спасена.

Эта история многое говорит о руководстве Центра «Эне Мяхри». Неудивительно, что оно поставило цель во что бы то ни стало избавиться от «неудобного» доктора Исматуллаевой, слишком много знающей и не умеющей держать язык за зубами.

История современного Туркменистана знает немало примеров, когда неугодные власти люди подвергаются гонениям, для них вводится негласный запрет на трудоустройство, в отношении них организуют провокации, распространяют клеветнические измышления, сажают за решетку. В ряды таких людей попадают так называемые «жалобщики», отказывающиеся мириться с несправедливостью, пытающиеся обращаться в суд, прокуратуру, в различные министерства и ведомства, к уполномоченному по правам человека. В аппарате омбудсмена поначалу заверяли, что работодатель будет обязан выполнить предписание профсоюза, но потом выяснялось, что нарушения закона якобы нет.

В подавляющем большинстве случаев такие обращения не приводят ни к чему, кроме неприятностей. А если человек пытается найти защиту за рубежом, то он автоматически приравнивается к «предателю родины», и тогда в отношении него могут предприниматься более серьезные меры, подкрепленные Уголовным кодексом.

Хурсанай Исматуллаева фактически беззащитна. Она — этническая узбечка, что также является негласным поводом для ее унижения и преследования. Защитить женщину внутри страны, помочь ей отстоять свои права, добиться восстановления на работе некому, ибо даже Верховный суд оставил жалобу без рассмотрения. Получается, в Туркменистане можно уволить врача за отказ от участия в общественных мероприятиях по случаю Нового года, Дня защиты детей и Дня медработников, как гласит Акт согласия первичного профкома на увольнение по статье прогул, оформленный задним числом.

Поиски справедливости

Turkmen.news считает данную публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру Туркменистана с просьбой провести тщательную, объективную и всестороннюю проверку факта увольнения Хурсанай Рахметовны Исматуллаевой. Мы просим дать правовую оценку действиям людей, которые добились ее увольнения из центра «Эне Мяхри», а теперь, дергая за какие-то невидимые веревочки, делают все для того, чтобы грамотного специалиста не принимали ни в какие другие медицинские учреждения.

Хурсанай Рахметовна написала обращение к президенту Гурбангулы Бердымухамедову, но, не будучи уверенной, что оно попадет непосредственно адресату, попросила опубликовать его в виде открытого письма.

Уважаемый Президент Гурбангулы Мяликгулыевич!

Обращаюсь к Вам не только как к главе государства и гаранту Конституции, но и как к коллеге. Вынуждена вынести «сор из избы», так как уже более трех лет не могу своими силами добиться справедливости и отстоять свою правоту.
Я верю, что Вы разберетесь в ситуации, описанной выше. Нельзя допустить, чтобы в современном Туркменистане, под Вашим руководством, увольняли с работы неугодного кому-то человека, специалиста своего дела, да ещё и с формулировкой «по собственной инициативе» главврача.
Всю свою жизнь я посвятила благородному делу. Свою работу выполняла добросовестно, храня верность данной мною клятве Гиппократа. В моем послужном списке — сотни, если не тысячи, благодарностей и пожеланий доброго здоровья за правильную диагностику и спасение тяжелых пациентов. За время работы никаких нареканий относительно профессионализма моей работы ни у кого не было.
К сожалению, мои обращения в правоохранительные и правозащитные инстанции страны, к председателю профсоюза Ахалского велаята, депутату Меджлиса Байрамгуль Мурадовой, Омбудсмену Яздурсун Гурбанназаровой, а также в Верховный суд, Генеральную прокуратуру, МВД и МНБ Туркменистана не изменили ситуации, оставив действия моего прежнего руководителя Аннамурада Ханова безнаказанными. Именно такое положение дел вынуждает меня обратиться к Вам, уважаемый Президент, в форме открытого письма через Интернет. Надеюсь, что Вы с пониманием отнесетесь к моей ситуации и восстановите справедливость.

С наилучшими пожеланиями крепкого здоровья,
Х.Р. Исматуллаева

Turkmen.news

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью