Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
26.10.2020  
Права человека

17.10.2020
Дурсолтан Таганова: борьба за свободу и справедливость

Гундогар

«Высылка Дурсолтан Тагановой в Туркменистан подвергнет ее высокому риску преследований и пыток. Турция должна следовать своим международным обязательствам, запрещающим выдворение в любую страну, где существует риск недозволенного обращения»

Дурсолтан Таганову задержали в Стамбуле 19 июля 2020 года в числе других граждан Туркменистана, вышедших на уличную акцию протеста против политики туркменских властей.

Протестующие осудили действия диктатора Бердымухаммедова, отрицающего наличие в стране случаев заболевания новой коронавирусной инфекцией, и требовали его немедленной отставки. Кроме того, недовольство людей вызвала продолжающаяся практика отказов в продлении сроков действия туркменских паспортов консульскими учреждениями Туркменистана за рубежом. Таким образом диктаторский режим пытается оказать давление на экспатриантов и принудить граждан Туркменистана, постоянно проживающих за границей, к возвращению на родину.

Несмотря на то, что массовые собрания в Стамбуле были формально запрещены из-за эпидемии COVID-19, полиция вряд ли стала бы устраивать облаву, если бы не туркменские дипломаты. Именно по их требованию, подкрепленному обвинениями в воспрепятствовании работе Генерального консульства Туркменистана, около 80 протестующих были задержаны и провели несколько часов за решеткой. Через 5 часов отпустили всех, кроме Дурсолтан Тагановой. Ей пригрозили обвинением в нарушении местного закона о демонстрациях, а главное — в превышении срока безвизового пребывания в Турциии, и поместили в депортационный изолятор.

Уже на следующий день после задержания Д. Тагановой миграционное управление Стамбула постановило выдворить ее из страны в связи с нарушением визового режима, а также за то, что она якобы представляет угрозу общественному порядку, здоровью населения и безопасности Турции.

Дурсолтан Таганова живет в Турции с 2011 года. С тех пор у нее истек срок действия туркменского паспорта, а новый она получить не смогла. Неоднократно обращалась в консульство, но каждый раз ей говорили, что за паспортом нужно ехать в Туркменистан. А после того, как в 2019 году Д. Таганова стала одной из ведущих активисток протестного движения, зародившегося внутри туркменской диаспоры в Турции, сотрудники Генерального консульства в Стамбуле открыли на нее охоту.

Задержание на протестной акции дало туркменским дипломатам долгожданную надежду на выдворение Дурсолтан Тагановой в Туркменистан. Однако, несмотря на все их старания, надежде сбыться не удалось, в том числе, благодаря широкой международной огласке и вмешательству правозащитных организаций. Кроме того, Д. Таганова подала ходатайство о предоставлении ей убежища в Турции, что значительно осложнило задачу желающим отправить ее в Туркменистан.

Дурсолтан Таганову освободили вечером 12 октября 2020 года. В общей сложности активистка провела под арестом 85 дней.

О том, как развивались события, «Гундогару» рассказала директор Туркменского Хельсинкского фонда Таджигуль Бегмедова, вместе с Виталием Пономаревым из Правозащитного центра «Мемориал» побывавшая в Стамбуле как раз в те дни, когда решалась судьба Д. Тагановой:

 — 19 июля 2020 года в Стамбуле, напротив [Генерального] консульства Туркменистана был назначен митинг против диктаторского режима, в частности, против реакции туркменских властей на коронавирус. Помимо этого, ситуация с паспортами, это я и сама видела — сотни тысяч граждан Туркменистана не только в Турции, но и по всему миру, имеют серьезные проблемы с паспортами. И эти проблемы возникают не по вине людей, якобы они что-то не вовремя или неправильно сделали, а из-за принципиального отказа консульских учреждений Туркменистана за рубежом оказывать услуги своим гражданам, обновлять или продлевать паспорта. Для участия в митинге собралось очень много народа. Очевидцы рассказывали, что полиция хватала людей прямо на выходе из метро.

Всего было задержано около 80 человек. Их отвезли в ближайший полицейский участок. Там выяснилось, что на шестерых участников митинга была бумага из Генконсульства Туркменистана, о том, что они занимаются антиправительственной деятельностью, мешают работе консульства, угрожают дипломатам насилием и так далее. Однако обвинение никому так и не было предъявлено, поскольку заявление Генконсульства ничем не было подтверждено. Полиция разобралась в ситуации и в течение 5 часов всех отпустила. Осталась только Дурсолтан Таганова, потому что ее туркменские дипломаты требовали депортировать в Туркменистан еще и из-за просроченного паспорта. Она там была не одна с просроченным паспортом, однако всех отпустили, кроме нее. На самом же деле, к ней было особое внимание, поскольку она была одним из организаторов акций протеста, выступала открыто под своим именем, не прятала лицо.

 — У турецкой стороны были свои претензии к Д. Тагановой или же они просто вынуждены были реагировать на давление со стороны Генконсульства Туркменистана? Как полиция к ней относилась?

 — Турки были настроены довольно доброжелательно. Они прекрасно знают, что у многих граждан Туркменистана есть разногласия с режимом, и относятся к нашим соотечественникам с пониманием и сочуствием. Тем более, что у наших в Турции в целом довольно хорошая репутация. Люди стараются, добросовестно работают, не нарушают закон — естественно, никто не хочет рисковать быть высланным в Туркменистан. Поэтому и отношение к ним соответствующее.

Дурсолтан рассказала, как сотрудники полиции ей объясняли: «На нас оказывает давление туркменская сторона, требуют тебя депортировать». Адвокаты также говорили, что дело изначально не выглядело сложным, и можно было бы добиться освобождения Д. Тагановой гораздо быстрее, если бы не беспрецедентное давление со стороны Туркменистана. Это политическая история.

 — Как Дурсолтан пережила эти 85 дней под арестом в депортационном центре? Что за люди были были рядом? Была ли связь с родными, с адвокатами?

 — Самыми тяжелыми для нее были несколько дней, когда она осталась там вообще одна. Как-то так получилось, что всех увезли или отпустили, а она осталась. И еще ей все время говорили: «Вот-вот тебя депортируют…» — это был самый большой стресс. Пару раз она встречалась с адвокатом, несколько раз звонила и все. Свидания не разрешались. Однажды ее друзья пришли с ней повидаться, их не пустили. Тогда они пошли вокруг здания и увидели, как Дурсолтан махала им из окна.

 — Повлияло ли давление со стороны правозащитных организаций, публикации в СМИ на решение турецких властей все-таки отказаться от депортации и освободить Д. Таганову?

 — Я уверена, что повлияло. И этот случай должен послужить примером того, как все объединились ради общей цели — добиться освобождения Дурсолтан. Можно сказать, что мы заставили турецких чиновников, решавших ее судьбу, обратить внимание на реально происходящее в Туркменистане и не подходить к решению формально.

 — Что будет дальше? Сможет ли Дурсолтан и дальше оставаться в Турции или наоборот, ей придется уехать? Ведь от нее не отстанут…

 — Окончательного решения пока нет, адвокаты работают. Никаких претензий, кроме просроченного паспорта, у местных властей к Дурсолтан нет. В то же время, она попросила у Турции политического убежища, и ее ходатайство должно быть рассмотрено. Аналогичные случаи уже бывали, и вопрос решался положительно, прецеденты есть. Выезжать за пределы Турции ей пока нельзя.

-----------------

Туркменский Хельсинкский фонд, который представляет Таджигуль Бегмедова, а также 10 других правозащитных организаций, в числе которых Human Rights Watch, Freedom Files, Crude Accountability, Правозащитный центр «Мемориал», Туркменская инициатива по правам человека, Демократический гражданский союз Туркменистана, Болгарский Хельсинкский комитет, Норвежский Хельсинкский комитет, Центр развития демократии и прав человека и Институт прав человека, продолжают внимательно следить за развитием ситуации и готовы оказать Дурсолтан Тагановой необходимую поддержку. Главное для нее на текущий момент — избежать депортации в Туркменистан. Несмотря ни на что, такая вероятность по-прежнему существует.

«Международное право запрещает высылку любых лиц в страну, где им могут угрожать пытки. Турция является участником Конвенции о статусе беженцев 1951 года и Протокола 1967 года, с оговоркой, что полный статус беженца может быть предоставлен только выходцам из европейских стран. Однако, вне зависимости от оговорок по географическому признаку, Турция при любых обстоятельствах обязана соблюдать принцип невозвращения любых лиц в страны, где им могут угрожать преследования», говорится в пресс-релизе правозащитных групп, опубликованном 14 октября 2020 года.

«Туркменистан известен жесткими гонениями на мирных критиков власти, — говорит Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. — Высылка Дурсолтан Тагановой в Туркменистан подвергнет ее высокому риску преследований и пыток. Турция должна следовать своим международным обязательствам, запрещающим выдворение в любую страну, где существует риск недозволенного обращения».

«Турецкие власти обязаны предоставить Тагановой защиту от преследований, которые угрожают ей в случае возвращения в Туркменистан,  — утверждает Виталий Пономарев, эксперт по Центральной Азии правозащитного центра ''Мемориал''. — Турция также должна обеспечить ей возможность получения легального статуса и доступа к жизненно важным услугам».

По разным оценкам, в настоящее время в Турции проживает от 1,5 до 2,5 миллионов граждан Туркменистана. В основном они заняты тяжелой работой, на которую не соглашаются призжие из других стран. Многие туркменские девушки, женщины работают сиделками в семьях, где есть старики. Это очень тяжело, от такой работы отказываются даже местные медсестры. Однако у наших соотечественников выбора нет. Возвращаться в Туркменистан и погибать без работы и в нищете никто не хочет, а в Турции есть возможность хоть как-то заработать и прокормить семью.

«Когда я была в Стамбуле, меня поразила одна вещь, — говорит Таджигуль Бегмедова. — За несколько дней мы поговорили со многими выходцами из Туркменистана. Человек сорок к нам пришли, мы по одному с ними беседовали с 8 утра до 10 вечера. Очень много материала собрали, будем работать. Но больше всего меня поразили их глаза — в них тоска и мольба о помощи. Что парни, что девочки… Смотрят на нас, как на старших, и ждут, что мы скажем».

Перебравшись в Турцию, молодые люди из Туркменистана узнали много нового. Оказалось, что, лекарства можно просто купить в аптеке, что учителя не обязательно должны кричать на детей и требовать взяток, что можно вовремя получать зарплату и тратить деньги в магазине, а не стоять по тысяче человек в очереди к банкомату. Теперь они отлично понимают, до какого абсурда довела Туркменистан авторитарная власть своим грабительским отношением, и знают, что хотели бы изменить ситуацию, но не знают, как это сделать.

«Случай с Дурсолтан Тагановой говорит о том, что не все потеряно. То, как она себя повела, ясно говорит о том, что она не боится. Теперь, глядя на нее, и другие могут перестать бояться. Ничего опаснее для режима Бердымухаммедова быть не может, потому они так на нее и озлобились,  — считает главред ''Гундогара'' Байрам Шихмурадов. — С одной стороны, я не склонен доверять турецким властям. Эрдоган и сам по себе — тот еще ''законник'', а в связке с Бердымухаммедовым и вовсе способен на любую подлость. К тому же не стоит недооценивать активность прикормленных Ашхабадом влиятельных турецких бизнесменов. Среди них еще остались те, кто рассчитывает получить с туркменского правительства деньги по выполненным контрактам, и они готовы расшибиться, лишь бы свои активы из Туркменистана вытащить. С другой стороны, Турция все же связана международными обязательствами и вероятно не станет рисковать репутацией ради чужого первобытного удовольствия. В любом случае, я желаю Дурсолтан Тагановой удачи в ее борьбе за справедливость. Со своей стороны мы приложим все усилия, если потребуется наша информационная поддержка».

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью