Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
07.08.2020  
Права человека

06.07.2020
Яздурсун Курбанназарова: Жалоб стало меньше!

Нургозель Байрамова

Новый доклад Уполномоченного по правам человека в Туркменистане

Омбудсмену, чтобы защищать права людей, надо, прежде всего, этими правами обладать самому, но в Туркменистане исключение не делается ни для кого, в том числе, и для омбудсмена.

Так случилось, что проблемы сегодняшнего дня, среди которых, однозначно, главная роль принадлежит распространению пандемии коронавируса COVID-19, способам профилактики, мерам защиты экономики и социальной сферы и гаданию «приедет-не приедет?» миссия ВОЗ в Туркменистан, обостренные активизацией протестного движения граждан Туркменистана, проживающих за рубежом, и ухудшившимся положением местного населения, ненароком (или преднамеренно?) вытеснили из медийного пространства новость о выходе очередного доклада Уполномоченного по правам человека в Туркменистане. Во всяком случае, мне не удалось найти в интернете ссылку на эту, действительно важную и давно ожидаемую новость. Также не удалось выяснить дату публикации этого доклада на сайте Государственного информагентства ТДХ. Этот документ незаметно «выплыл» на смену прошлогоднему докладу, который уже успел изрядно намозолить глаза читателям, а потому остался незамеченным.

Немного истории

Институт Уполномоченного представителя по правам человека в Туркменистане после неоднократных настойчивых рекомендаций международных организаций о необходимости учреждения органа, действительно не зависимого от властных структур, а опирающегося исключительно на внутреннее законодательство и международные правовые документы, что соответствовало бы Парижским принципам, был учрежден в соответствии с Законом Туркменистана «Об Омбудсмене» 1 января 2017 года. В марте того же года Меджлис утвердил кандидатуру Яздурсун Курбанназаровой (одну из трех кандидатур, рекомендованных президентом Курбанкули Бердымухаммедовым) в качестве омбудсмена.

В соответствии с законом и статусом омбудсмена, в июне 2018 года был опубликован первый доклад по итогам деятельности за 9 месяцев 2017 года. Его особенностью, как отметили наблюдатели, было обилие общей информации, касающейся статуса омбудсмена и организации его деятельности, а также пересказ содержания статей Конституции Туркменистана, касающихся прав и свобод граждан, и других законов и постановлений, принятых в целях «воплощения в жизнь Туркменистаном международно-правовых обязательств». Конкретных данных было приведено немного: получено 185 устных обращений граждан и 254 письменные жалобы, 25 из которых были удовлетворены. По 141 жалобе были направлены запросы в государственные органы и органы местного самоуправления, по ним получено 19 положительных ответов. Также было отмечено, что «за отчетный период в аппарат омбудсмена не поступали обращения от осужденных».

Особое внимание экспертов привлекло в какой-то степени даже скандальное заявление автора доклада о том, что «основная часть граждан, обратившихся к омбудсмену иждивенчески ждет от государства не соблюдения своих прав, а удовлетворения своих потребностей в различных материальных благах, даже если они не отмечены в действующем законодательстве» и что они не способны «самостоятельно и активно решать свои экономические вопросы, традиционно надеясь на помощь государства». Вследствие этого ей как уполномоченному по правам человека, отвечая на такие обращения, «пришлось заниматься разъяснением в подлинности или не подлинности нарушений прав человека, советовать гражданам разрешать свои вопросы в созидательной деятельности, для которой открылись возможности в свободной экономике страны».

В июне 2019 года был опубликован доклад о деятельности омбудсмена Курбанназаровой и ее офиса за 2018 год. В нем сообщалось, что из 479 письменных жалоб (обращений), принятых к производству, в компетентные государственные органы, органы местного самоуправления и должностным лицам были направлены 189 жалоб. 101 жалоба осталась без рассмотрения. Из рассмотренных 173 обращений удовлетворены 16. Конкретно, касательно жалоб на нарушение политических и гражданских прав, отмечалось, что из 150 письменных и устных обращений было удовлетворено всего три. В качестве примера была приведена жалоба от гражданина М.В. по вопросу восстановления его права быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Скорее всего, в число «удовлетворенных» эта жалоба не вошла.

Интересные цифры были приведены о гендерном составе жалобщиков: 346 обращений от мужчин против 281 — от женщин, а также их национальной принадлежности: 80% граждан, подавших письменные обращения, — этнические туркмены, далее следовали узбеки (направили 50 обращений), русские (38), турки и казахи (по 9 обращений), украинцы (6), армяне (5), по одному обращению направили киргиз и белорус.

Также в докладе сообщалось о посещении омбудсменом двух пенитенциарных учреждений: МР-Е/13 департамента полиции Марыйского велаята для осужденных несовершеннолетних и ДЗ-Е/8 департамента полиции Дашогузского велаята для осужденных женщин. Известно, что оба эти учреждения фигурируют в официальных документах, в частности, в докладах в международный структуры, ибо являются «показательными» объектами, посещаемыми представителями власти и дипломатами.

Третий пошел!

Нынешний, третий по счету доклад омбудсмена Курбанназаровой начинается с более чем оптимистической ноты. «В отчетном году Туркменистан был в центре внимания мирового сообщества, своими созидательными, гуманитарными инициативами, и в качестве государства, оказывающего содействие развитию международных отношений в этой области. Опираясь на политику ''открытых дверей'', наша страна осталась страной проведения конференций, форумов и других мероприятий, посвященных различным вопросам мирового и регионального значения, в том числе по таким вопросам, как продвижение прав человека, верховенство закона».

Не скажу за все мировое сообщество, но лично мое внимание было привлечено непомерно возросшим культом личности «лидера», резким ухудшением положения граждан, а также граничащей с экономической и гуманитарной катастрофой общей картиной современного Туркменистана. В пользу первого аргумента свидетельствует, хотя бы, тот факт, что в докладе якобы независимого уполномоченного по правам человека титул и имя президента Бердымухаммедова упоминается более 30 раз как автора всяческих указов, перспективных долгосрочных программ, реформ, многочисленных литературных произведений и просто как «уважаемого президента».

Оставлю в стороне первую главу доклада, в которой в основном сосредоточены уже набившие оскомину упомнания о различных указах, национальных программах, планах, ООНовских ЦУРах и прочей бумажной «шелухе», вызывающей постоянное желание задать один-единственный вопрос: «Неужели же все они исполняются?!»

Глава вторая «Гражданские и политические права» немного оживила вялую картину. В ней были приведены данные о том, например, что «руководствуясь принципами гуманизма и добродетели наших предков», 863 лица без гражданства были приняты в гражданство Туркменистана.

Также омбудсмен Курбанназарова поделилась информацией об участии сотрудников своего офиса в довыборах депутатов Меджлиса в марте 2019 года, в частности, о посещении ашхабадских избирательных участков накануне голосования и наблюдении за ходом самих выборов 31 марта. Сделанный вывод не был неожидаемым: «В ходе подготовки и проведения выборов, в основном, серьезных недостатков в соблюдении требований законодательства не выявлено. В устной форме были сделаны замечания в связи с некоторыми неточностями в документах, несоответствия их Руководству для участковых избирательных комиссий, недостатки были исправлены на местах». Обращений от граждан о нарушении избирательного права не поступало.

В этом же разделе доклада сообщается о посещении «без предварительного уведомления» (!) исправительных и реабилитационных учреждений, в частности, учреждений MR-E/16 и AH-E/1 управления полиции Ахалского велаята и специального реабилитационного центра AH-M/4 того же управления. Сообщается о количестве заключенных, находящихся в этих учреждениях: 1190, 338 и 1216, соответственно — приведены данные о численном составе сотрудников, в том числе, медицинского персонала, о возможностях реализации заключенными права на труд (!), об оснащенности лечебных пунктов и библиотек, в том числе, экономической и политической литературой, книгами туркменских и зарубежных писателей и поэтов на туркменском, русском и английском языках, а также книгами «уважаемого президента Туркменистана» общей численностью 738 (!) экземпляров.

В ходе проверки было установлено, что за 11 месяцев отчетного периода от родственников осужденных, содержащихся в MR-E/16, поступило 171 заявление и 4 заявления от самих заключенных; от родственников осужденных, содержащихся в AH-E/1 поступило 57 заявлений и 55 — от самих осужденных. Значительная часть обращений касалась помилования, условно досрочного освобождения, получения доверенностей, расторжения брака и имущественных вопросов, «которые были рассмотрены в порядке и сроки, установленные законодательством». От родственников людей, находящихся на лечении в AH-M/4, поступило 121 заявление, которые в основном также касались досрочного освобождения. В ходе проверки омбудсмен провела индивидуальные беседы с находящимися на лечении, побывала в их комнатах, отделении медицинской службы, в рабочих цехах. Жалоб на нарушении их прав омбудсмену не поступало, говорится в докладе.

В главе, посвященной экономческим, социальным и культурным правам, нас заинтересовали цифры, характеризующие уровень занятости населения: «если в 2018 году число зарегистрированных в поисках работы по стране составляло 75 315, то в отчетном [2019] году было трудоустроено 68 988 человек». Сравнение зарегистрированных безработных в 2018 году с трудоустроенными в 2019 году не показалось корректным. Вероятно, даже официальный показатель количества безработных в 2019 году был настолько велик, что его решено было не озвучивать.

По вопросам трудоустройства было подано 39 письменных обращений, из которых удовлетворено было лишь 4. Также сообщается, что 2 человека обращались по вопросам, касающимся сферы образования, трое — по вопросам социального обеспечения, 89 обращений касались улучшения жилищный условий (одно было удовлетворено).

Основное же содержание этого раздела доклада заключалось в перечислении мер, которые были предприняты в области экономики, культуры и социальной сфере на правительственном уровне, и по сути, к деятельности омбудсмена отношения не имели, но зато создавали атмосферу благополучия, что и должно было служить оправданием того, что в 2019 году количество обращений граждан по сравнению в 2018 годом снизилось на четверть: 740 против 985 в 2018 году.

Однако омбудсмен Курбанназарова делает иной вывод: «Данные показатели стали результатом проводимых Аппаратом Омбудсмена в течение года разъяснительных работ, не только в центре страны или в средствах массовой информации, но и в регионах страны, с целью повышения информированности о порядке обращения, в том числе о порядке обращения в Аппарат Омбудсмена, средствах защиты гражданами своих прав». Как говорится, сам себя не похвалишь…

Как и в прошлом году, наиболшее число письменных, в том числе, коллективных обращений было подано жителями Ашхабада и Дашогузского велаята, наименьшее — жителями Лебапского и Ахалского велаятов. По количеству обращений, как и в предыдущие годы, «лидируют» этнические туркмены (325 обращений), затем следуют русские (52 обращения), узбеки и казахи решили меньше, чем в 2018 году, доверять омбудсмену решение своих проблем, а украинцы и вообще предпочли не жаловаться, зато больше обращений поступило от армян (10). В 2019 году число обращений от женщин превзошло число обращений от мужчин (напомним, в 2018 году болшее количество обращений поступило от мужчин). Вероятнее всего, данный факт может говорить о значительном сокращении мужского населения Туркменистана, вызванном безработицей и массовым оттоком его трудоспособной части на заработки за границу.

Анализ по тематике письменных обращений выявил значительное преобладание жилищных проблем (89 обращений), несогласия с постановлениями судов (64), вопросов трудоустройства и миграции (39 и 36, соответственно). Всего же в 2019 году аппаратом омбудсмена было зарегистрировано 346 письменных обращений, 268 из которых были приняты к рассмотрению. Приводятся конкретные примеры (без указаний имен) положительного рассмотрения жалоб граждан, касающихся, в том числе, компенсации за снос жилья, неправомерности увольнения с работы, невозможности отправки денег обучающимся за рубежом студентам, а также других вопросов.

Большая часть доклада посвящена деятельности омбудсмена по содействию в совершенствовании национального законодательства Туркменистана, участию в общественных мероприятиях, повышению информированности населения в области прав человека и сотрудничеству с международными и региональными организациями.

В заключительной части доклада содержится ряд рекомендаций, в том числе, в адрес руководителей министерств, отраслевых ведомств и местной администрации: своевременно рассматривать обращения граждан, способствовать их трудоустройству; создавать новые рабочие места; способствовать адаптации граждан, освободившихся из мест заключения; осуществлять защиту прав физических и юридических лиц, занимающихся частной предпринимательской деятельностью; заботиться о предоставлении всем гражданам, включая людей с инвалидностью, доступности к транспортным, информационным и коммуникационным средствам и общественным услугам; усилить контроль за соблюдением норм, предусмотренных в законодательстве по обеспечению прав граждан на бесперебойное пользование услугами банковской системы; а также повышать информированность населения и соответствующих ответственных должностных лиц в области прав человека.

Несомненно, проанализированный доклад свидетельствует о том, что за время, прошедшее с момента назначения на должность Уполномоченного по правам человека, квалификация Яздурсун Курбанназаровой как омбудсмена явно повысилась. Хотелось надеяться, что это касается не только умения составлять отчеты, но и практической деятельности по защите прав человека в Туркменистане. А вот этого-то как раз мы, как ни старались, не увидели.

Комитеты ООН постоянно выносят свои рекомендации по улучшению ситуации с правами человека в Туркменистане. Правозащитные организации публикуют доклады, в которых отражают множественные факты нарушений, включая нарушения прав на свободу СМИ, свободу объединений и собраний, свободу передвижения, свободу религии. Нарушаются права отдельных категорий граждан: женщин, пожилых людей, детей, представителей национальных меньшинств и религиозных организаций, людей с ограниченными возможностями, приверженцев нетрадиционной сексуальной ориентации. Правозащитники буквально бьют во все колокола, призывая власти положить конец пыткам заключенных и практике насильственных исчезновений в пенитенциарной системе, а также коррупции и беззаконию, распространенным среди сотрудников правоохранительных органов. Госдепартамент США без устали твердит о нарушении властями Туркменистана права на свободу религии, о фактах торговли людьми и «хлопковом» рабстве.

И как же реагирует на это наш омбудсмен? Да никак, хотя и сама Яздурсун Курбанназарова неоднократно выслушивала эти замечания, что называется, вживую, принимая участие, в том числе, и в прошлом, будучи директором Национального института демократии и прав человека, в обсуждении докладов Туркменистана в Совете по правам человека и профильных комитетах ООН.

Выходит, обладая статусом уполномоченного представителя по правам человека, Яздурсун Курбанназарова не может в полной мере исполнять свои законодательно закрепленные обязанности, основываясь на независимости, законности, беспристрастности, доступности, справедливости, объективности и гласности, потому что в Туркменистане все это существует только на бумаге. Ей, чтобы защищать права других людей, надо, прежде всего, самой этими правами обладать. Но в современном Туркменистане исключение не делается ни для кого, в том числе, и для омбудсмена.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью