Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
01.12.2021  
Наука и образование

19.10.2021
«Россия не звучит как зарубежная страна»

Герман Нечаев,
Арина Гундырева,
Никита Кучинский

Почему студенты из Центральной Азии едут получать высшее образование в Россию

По сравнению с Россией, в вузах ЦА учиться недорого. Однако, по словам студентов, к стоимости обучения у них на родине также могут добавляться взятки для поступления и сдачи экзаменов.

Россия входит в топ-10 стран по количеству иностранных студентов. При этом почти половина из них приезжает в российские вузы всего из четырех центральноазиатских республик — Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и Туркменистана. В новом дата-исследовании DOXA разбирается, почему абитуриенты из этих стран выбирают именно Россию для получения высшего образования.

Россия — один из мировых лидеров по числу иностранных студентов. В российские вузы приезжают учиться как из стран СНГ, так и из дальнего зарубежья — в десятку, помимо бывших советских республик, входят Китай и Египет. Но почти каждый второй студент, приехавший учиться в Россию — гражданин Казахстана, Узбекистана, Туркменистана или Таджикистана. Они составляют 47 процентов от общего числа иностранных студентов.

За последние годы поток иностранных студентов из Центральной Азии только растет. Больше всего приезжает из Казахстана — почти каждый четвертый иностранный студент в России оттуда.

Что происходит с высшим образованием в Центральной Азии?

В 1990-х В Казахстане и Узбекистане сформировались авторитарные режимы Назарбаева и Каримова, в то время как Таджикистан пережил пять лет гражданской войны, а Туркменистан — формирование диктатуры и фактическое закрытие страны от внешнего мира. Поэтому изменения в Казахстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане проходили разными темпами — в том числе и в сфере образования.

Наиболее успешная реформа высшего образования прошла в Казахстане. Обучение в вузах сократилось до четырех лет, появились Единое национальное тестирование (ЕНТ) и кредитная система обучения — это создало благоприятные условия для присоединения к Болонскому процессу в 2010 году. Уже к 2016 году примерно каждый второй казахстанец обучался в вузе.

Но не во всех странах Центральной Азии попытки реформ увенчались успехом. Так, несмотря на попытки увеличить количество вузов и учебных мест в других республиках, охват высшим образованием остается крайне низким — около 13 процентов в Таджикистане и 9 процентов в Узбекистане.

В Туркменистане вмешательство властей в систему высшего образования и науки привело к ее деградации. Во время пожизненного президентства Сапармурата Ниязова запретили внедрение новых методов обучения и институты повышения квалификации. Получить высшее образование можно было, только отработав два года после школы, а время обучения в вузе сократилось до двух лет. По приказу Ниязова все иностранные дипломы признали недействительными. Большинство реформ были отменены после смерти Ниязова, но все равно имели долгосрочные последствия: только 8 процентов граждан Туркменистана имеют высшее образование.

Бесплатное, но недоступное образование. Какова ситуация с бюджетными местами в странах Центральной Азии?

Во всех странах Центральной Азии, за исключением Туркменистана в 2019 году, когда высшее образование стало платным, часть мест в вузах финансируется государством. Однако из-за дефицита бюджетных мест создается слишком высокий конкурс, что становится одной из причин для получения образования за границей, где условия для поступления проще.

Лучше всего ситуация обстоит в Казахстане: здесь более трети выпускников школ потенциально могут претендовать на бесплатное продолжение обучения в университете. Но в последние годы количество бюджетных мест остается на одном уровне или вовсе падает, в то время количество выпускников школ наоборот растет. Поэтому, достигнув пика в 2018 году, когда бюджетные места были доступны для 42 процента выпускников, этот показатель стал с каждый годом падать.

В Узбекистане за последние 20 лет количество абитуриентов выросло почти в 8 раз — с 214 тысяч до 1,7 миллиона, а количество мест в вузах увеличилось всего вдвое — с 50 до 104 тысяч. Еще ниже темпы появления новых мест, финансируемых за счет государства. В 2020 году количество бюджетных мест составило менее 7 процентов числа закончивших школы учеников. Также на доступность образования сильно влияли правила подачи заявлений на поступление — до 2019 года его можно было подать только в один университет и на одно направление. После введения изменений абитуриенты могут пытаться поступать уже в три вуза, но только по одной специальности.

В итоге даже те абитуриенты, которым удается поступить на бюджетное место в Узбекистане, сталкиваются с новой проблемой. «Бюджетные места [в Узбекистане] больше похожи на целевое обучение в России. Ты учишься бесплатно, но по окончании вуза нужно отработать в госучреждении от 3 до 5 лет», — объясняет Владислав Шаповалов из Узбекистана, выпускник Казанского федерального университета.

Аналогичная ситуация с высоким конкурсом на бюджетные места сложилась и в Таджикистане. По последним данным Агентства по статистике, в Таджикистане только каждый десятый выпускник школы может поступить в высшее учебное заведение за счет государства. При этом почти 60 процентов всех мест в университетах приходятся на вузы Душанбе, где живет только 9 процентов населения страны.

Концентрация вузов в столицах создает дополнительные сложности для абитуриентов из регионов из-за отсутствия необходимого количества общежитий. Например, в Узбекистане университеты обеспечивают жильем только каждого седьмого студента.

В России у иностранных студентов есть возможность учиться за счет российского бюджета. Подавляющее большинство студентов из Таджикистана учатся в российских вузах бесплатно, как и более половины приехавших из Казахстана. При этом только каждый четвертый узбекистанец и каждый десятый туркменистанец получают такую возможность — в основном граждане из этих стран получают образование в России за свой счет.

ЕГЭ, квоты правительства и Россотрудничество. Как студенты из Центральной Азии поступают в российские вузы

Студенты из СНГ могут на общих основаниях сдать ЕГЭ и участвовать в конкурсе наравне с российскими гражданами. Но это сделать сложно, так как для сдачи экзамена необходимо приехать в Россию. Также задания рассчитаны только на российскую учебную программу и не адаптированы под школьников из других стран.

Другой путь — получение квоты правительства РФ. Абитуриенты из-за рубежа участвуют в отдельном конкурсе для иностранных граждан и, как правило, сдают всего два экзамена: русский язык и профильный предмет. В ряде вузов есть возможность перезачесть международные экзамены IELTS, TOEFL, А-level и другие, а вступительные испытания университет подстраивает под школьные программы стран СНГ.

Еще одна возможность поступить в российский вуз предоставляется через Россотрудничество. Программа осуществляется в рамках квоты правительства РФ, а обучение финансируется из средств федерального бюджета. Основными целями агентства называются «усиление гуманитарного влияния России в мире» и «содействие распространению за рубежом объективного представления о современной России». Приоритетное направление работы Россотрудничества — страны СНГ, а наибольшее количество заявок на поступление в российские вузы по программам агентства поступает именно из центральноазиатских стран.

Программа Россотрудничества рассчитана на привлечение максимально широкого круга иностранных студентов. Так, если в той или иной стране нет представительства Россотрудничества, то отбор может провести Посольство РФ, а подать заявку могут даже лица без гражданства. В 2021 году по программам ведомства в российские вузы поступило 18 тысяч иностранцев. Планируется, что в 2022 году количество квот увеличится до 23 тысяч. Самые большие квоты — для студентов из Таджикистана, Узбекистана, Казахстана и Туркменистана.

На СНГ и центральноазиатские страны ориентируются и сами российские вузы: «Узбекистан и Казахстан — основные для нас рынки, мы активно на них работаем: продвигаем университет, запускаем конкурсы и олимпиады», — рассказывает директор по привлечению иностранных студентов ВШЭ Александр Деев. — Если ребенок поступает из российского региона, он в любом случае знает Вышку, потому что выбирает в первую очередь среди российских вузов. А если речь идет о ребенке за рубежом, то он находится на мировом рынке образования. Здесь необходимо заниматься точечной работой по продвижению университета" .

По словам Деева, при составлении вступительных испытаний ВШЭ адаптирует задания к школьным программам тех стран, из которых идет наибольший поток абитуриентов: «Экзамен для всех иностранцев один и тот же, потому что в большинстве случаев в этих странах все равно опираются на российскую модель образования, но при этом, конечно, есть и свои особенности».

В погоне за качеством. Почему студенты готовы платить за обучение в России?

По сравнению с Россией, в вузах Центральной Азии учиться недорого. Средняя стоимость обучения в российском вузе — около 250 000 рублей в год (3500 долларов), что в несколько раз выше, чем в вузах Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. Однако, по словам студентов из Туркменистана и Таджикистана, к стоимости обучения у них на родине также могут добавляться взятки для поступления и сдачи экзаменов.

«Я хотела поступать на бюджетное место в медицинский университет, но это почти невозможно. Хотя бюджетные места выделены, для их распределения очень много ''критериев'': нужно дать больше денег; иметь хорошего знакомого, чтобы договорился; чтобы твой брат или сестра уже не числились студентами факультета, на который ты поступаешь. Также нужно быть готовым с самого поступления платить за все, что скажут в институте. На первый взгляд, стоимость обучения в Туркменистане доступна, но в итоге выходит в десять раз дороже», — рассказывает о коррупционной составляющей высшего образования в своей стране Гульшат, студентка Финансового университета при правительстве РФ.

Несмотря на то, что квоты на бюджетное обучение ограничены, Россия является основным пунктом назначения для абитуриентов из стран Центральной Азии. Из Казахстана и Таджикистана почти 80 процентов всех студентов, уехавших за рубеж, учатся в российских вузах, из Узбекистана — около половины, из Туркменистана — более 40 процентов. «Переехать в Москву довольно просто: это уже известный маршрут. Так много кто и делал, и это не такая уж неизвестность», — говорит студент психфака ВШЭ Амиран Карацев из Таджикистана. — «Россия не звучит как какая-то зарубежная страна, как Австрия, например».

По словам Бектемира, студента Томского политехнического университета, он с самого начала хотел уехать учиться из Узбекистана в Россию. В желаемом вузе не осталось бюджетных мест, поэтому Бектемир приехал учиться платно. Но сразу столкнулся с финансовыми трудностями: «На втором курсе я работал охранником и дворником на протяжении четырех месяцев. Я работал без выходных и за мизерную зарплату. Потом я уволился и устроился на работу флористом в ночную смену, сразу после которой шел на занятия в университете. Почти все мои деньги уходили на оплату общежития, поэтому приходилось сильно экономить», — рассказывает студент ТПУ.

Большое значение при выборе абитуриентами вуза для поступления играет его мировая известность. В международном рейтинге QS World University Rankings представлены 48 вузов из России. В 2021 году наиболее высокое место — 74-е — занял Московский государственный университет. Рейтинг оценивает каждый вуз по ряду критериев, среди которых академическая репутация, количество иностранных студентов и преподавателей, цитируемость научных работ и другие.

Казахстан — единственная страна в Центральной Азии, которая есть в этом рейтинге. В 2021 году в него вошли 14 казахстанских вузов. Наивысшую позицию — 175-ю — занял Казахский национальный университет имени Аль-Фараби (КазНУ). Впервые казахстанские вузы были включены в рейтинг в 2009 году — тогда вошли Евразийский национальный университет и КазНУ.

«Студенты и родители из Казахстана часто смотрят на рейтинги университетов и стараются в поступать в лучшие. По крайней мере, у меня каждый второй знакомый подавал документы в вузы США, Канады, Европы, Китая и России. При этом все на всякий случай подают документы и в один из приличных вузов в Казахстане, если вдруг не пройдут в желаемый», — рассказывает студентка СПбГУ из Казахстана Милана Решетько.

Еще один фактор выбора российских вузов в качестве зарубежного обучения — язык. В большинстве постсоветских стран, в том числе в Центральной Азии, русский язык широко распространен как второй язык и преподается в школах. Это облегчает процесс поступления в российские вузы, где большинство программ на русском языке.

В Узбекистане всего 2 процента русского населения, а русский язык не имеет статуса официального, но при этом его продолжают широко использовать и преподают как обязательный предмет в школах и на первых курсах ссузов и вузов в стране.

В Таджикистане официально русское население составляет менее процента, но среди значительной части населения русский распространен как второй язык. Более того, он провозглашен языком межнационального общения.

Что касается Казахстана, то здесь русский язык является родным для 20 процентов населения, имеет статус официального и языка межнационального общения. На русском языке обучение ведется в 16 процентах казахстанских школ, еще примерно в 30 процентов — на двух языках.

Хуже всего ситуация с русским языком обстоит в Туркменистане. На нем в той или иной степени говорит 18 процентов населения страны, большинство из них — старшее поколение. Однако популярность русских классов в школах сохраняется — во многом из-за возможности потом продолжить обучение на русском языке.

Учитывая кризис в образовании, недоступность бесплатного обучения у себя в стране, абитуриенты из Центральной Азии все чаще задумываются об учебе за рубежом. При этом Россия выглядит более привлекательным местом для получения профессии — ведь, помимо близости менталитетов и знания русского языка, для казахстанцев, таджикистанцев, туркменистанцев и узбекистанцев создаются специальные возможности для получения квот, а стоимость обучения значительно ниже, чем в Европе и США.

Для России же образование может быть элементом «мягкой силы», которую планируют увеличивать — по программе Минобрнауки, к 2025 году число международных студентов должно вырасти в два раза.

DOXA

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью